Диана Машкова, Георгий Гынжу "Меня зовут Гоша. История сироты"

В издательстве "Эксмо" вышел документальный роман, написанный 16-летним Георгием Гынжу в соавторстве с приемной мамой — известной писательницей Дианой Машковой. В семье Гоша оказался всего несколько лет назад, вся его жизнь прошла в сиротских учреждениях. Роман по сути — его автобиография, в которой от первого лица честно и жестко описана жизнь в детском доме, отношения между детьми и взрослыми, надежды и страхи сирот.

Это подлинная история жизни в детском доме. Она позволяет по-новому взглянуть на многое, что отталкивает обывателей. По словам Дианы Машковой, цель книги – помочь окружающим понять детей, которые по тем или иным причинам были лишены родительской опеки. Ведь именно непонимание вкупе с ошибочными представлениями становится главным препятствием в усыновлении.

О книге

Они раскачивают кроватки, в которых спят. Они качаются даже тогда, когда отвечают перед школьной доской. Они собираются в стаи и шельмуют тех, кто не такой, как они. Они воруют. Они курят и пьют. Они рано начинают половую жизнь. Они огрызаются и грубят. Именно это вы знаете о сиротах из детских домов. Именно это знание, сопровожденное непониманием и страхом, становится препятствием в усыновлении. 

А теперь приготовьтесь: перед вами исповедь сироты Георгия Гынжу, в подлинности которой никто не усомнится. Реальная история жизни в детском доме, рассказанная мальчиком, проливает свет на все, что вас пугает и отталкивает. История, способная изменить к лучшему вашу жизнь и жизнь тысячи детей, оказавшихся без родительской любви.

Известная мысль о том, что в семью нужно брать малышей, которые легко приживаются в семье, оставляет детдома полными подростков, практически обреченных жить под опекой государства до совершеннолетия. Выпущенные из детдома в самостоятельное плавание, они оказываются обреченными на смерть. Книга о Гоше – страшная и добрая одновременно – развенчивает мифы о невозможности адаптации подростков в приемных семьях.

Роман очень похож на дневниковые записи – эмоциональные, отрывочные. Лексика подростка здесь максимально сохранена. Авторы избежали традиционных для литературы подобной тематики свойств: давления на жалость, душеспасительных призывов и страстных обличений.

«Меня зовут Гоша» – предельно честная, оттого шокирующая история. Сложно придумать то, что на самом деле происходило с Георгием. Отважиться на такую исповедь в состоянии не каждый.

Выпуск произведения был поддержан благотворительным фондом «Арифметика добра», участники которого считают, что эта книга способна изменить к лучшему жизнь подростков, оказавшихся без родительской любви. По их мнению, «важно донести до самой широкой аудитории правду о том, что подросткам-сиротам тоже нужна семья».     

«Меня зовут Гоша. История сироты» – это книга, способная изменить к лучшему жизнь детей, оказавшихся без родительской любви, и жизнь взрослых благополучных людей, испытывающих потребность в совершении добрых дел.

Об авторе

Картинки по запросу меня зовут гошаДиана Владимировна Машкова – известный российский автор, родилась в Казани 29 ноября 1977 года. Работает литературным обозревателем «Коммерсантъ FM». После окончания аспирантуры Казанского университета занималась преподаванием зарубежной литературы и английского языка в вузе. Кандидат филологических наук по специализации «зарубежная литература».

Вышла замуж в конце девяностых и в 1999 году родила первую дочь. В 2002 году Диана Машкова с семьей переехала в Москву. Работала переводчиком при британских журналистах. Занималась интервьюированием известных персон для Daily Telegraph. Затем перешла на должность референта в авиакомпанию, где значительно продвинулась по карьерной лестнице. Со временем заняла должность руководителя по работе с VIP-клиентами, затем – должность главного редактора бортового журнала.

Сейчас Диана Машкова – постоянный автор в «Эксмо», публикуется во многих периодических изданиях. Считается первым автором, поднявшим тему усыновления детей в литературе. Среди ее произведений читатели особенно выделяют следующие романы:

  • «Вкус неба»;
  • «Женщина из прошлого»;
  • «Любовный треугольник».

Семья и творчество

Первое художественное произведение Диана Машкова опубликовала в «Литературной газете». С этого момента началась ее писательская карьера. Следом выходит сборник «Плюс минус любовь». Отзывы поэта Андрея Дементьева способствовали известности автора и началу сотрудничества с издательством «Эксмо».

Сейчас Диана Машкова и ее муж воспитывают трех дочерей и сына, из них лишь старшая дочь рождена в этой семье. Популярная писательница является создателем клуба «Азбука приемной семьи», помогает желающим стать родителями людям и разрушает мифы о детях из детских домов. Диана Машкова помогла многим детям-сиротам найти себе родителей.

Почему вам стоит прочитать эту книгу:

  1. Диана Машкова обладает уникальным и профессиональным, и жизненным опытом. Вместе с супругом они усыновили троих детей. Основатель клуба «Азбука приемной семьи» при фонде «Арифметика добра», Диана в своем творчестве постоянно обращается к проблемам детей-сирот. Благодаря ее книгам множество детей и родителей нашли путь друг к другу;
  2. Это real – true – story: исповедь приемного сына Дианы Машковой Георгия Гынжу, выстроенная в последовательное повествование;
  3. Подлинность и честность рассказчика потрясают;
  4. Книга развенчивает страхи в отношении детей-сирот;
  5. Спасает души.

“Когда Гоша жил в детском доме, он о будущем вообще не думал. Он его боялся.” История семьи, взявшей под опеку 16-летнего сироту

Первые 16 лет своей жизни Гоша жил в детском доме. Пока не встретил Диану Машкову и ее мужа, Дениса Салтеева. В их семье уже росла родная дочь Нэлла, двухлетняя приемная малышка Даша и только-только осваивалась еще одна девочка из детского дома, 13-летняя Дарья. Но вопреки всем стереотипам и предубеждениям, в семье нашлось место и для Гоши - 16-летнего подростка с непростой судьбой и открытым сердцем.

В семье Дианы Машковой и Дениса Салтеева - родная дочь Нэлла и трое приемных детей: Гоша, Дарья и ее младшая тезка Даша Фото: Елена Мартынюк

«Меня зовут Гоша. История сироты» - это правдивая история современного сироты, рассказанная им самим.

Мы поговорили с Дианой Машковой о детях, и о том - как и почему люди принимают в свои семьи подростков и совсем не жалеют об этом.

- Как книга родилась и как Гоша пришел в Вашу семью? Как я понимаю, эти две истории связаны...

- Гоша сам со мной познакомился. Я приехала в детский дом, забрать нашу среднюю дочку, Дашу. И на пороге ко мне подошел паренек и сказал: “Меня зовут Гоша. Я хотел бы познакомиться.” Он прочел мою книгу про усыновление маленьких детей и спросил, не могу ли я посмотреть его стихи. С этого все началось.

Я сразу стала думать, как ему помочь. Дело в том, что он тогда постоянно воровал в магазинах, было заведено дело, шли суды. И я начала искать, на что его переключить. Так и родилась идея книги о его жизни в детском доме. Сначала у нас даже не было мысли о публикации - это просто был Гошин дневник. То он пришлет несколько строчек, то историю… В итоге мы решили закончить книгу с помощью интервью. Я старалась сохранить всю его лексику: хотелось, чтобы было ощущение, что это Гоша сам вам все рассказывает. Я считаю, что главное предназначение книги уже выполнено - она Гошу переключила с опасных увлечений на что-то творческое.

Диана и Гоша надеются, что их книга поможет другим приемным родителям и подросткам-сиротам Фото: Из личного архива

- Один из главных стереотипов про усыновление подростков: это уже сформировавшаяся личность, со своими взглядами и убеждениями, их не изменить. Это правда?

- Этот вопрос задают постоянно, в школе приемных родителей, на тренингах. Я отвечаю: вспомните себя в 15-16 лет. Как вы относились к жизни, какое у вас было мировоззрение, о чем вы мечтали? И сравните это с тем, как вы видите жизнь сейчас. Это две абсолютно разные вещи. Человек продолжает формироваться всю свою жизнь.

Когда Гоша жил в детском доме, он о будущем вообще не думал: он его боялся. У него никого не было. Поэтому он не учился, ничего не планировал. В какой-то момент он мне даже сказал: “Я думаю, будет лучше, если я просто умру и все”. Меня это буквально сбило с ног.

Он воровал. Не от того, что голодал - в детском доме кормят. Но еда там однообразная, а ребенку хочется шоколадку, жвачку. “А в магазине много, зачем им столько?” - говорил Гоша. - “Я лучше возьму и со своими поделюсь”. Он же еще и Робин Гудом себя при этом чувствовал.

При этом он удивительный ребенок, который сохранил в себе доброту каким-то чудом. Как? Я не понимаю. Он столько в жизни видел, он не получал никакой заботы, любви, даже когда был совсем малышом. Но как-то это в нем сохранилось.

До 16 лет Георгий жил в детском доме и боялся думать о будущем Фото: Из личного архива

Это замкнутая система детского дома, когда дети все время варятся в одной и той же каше, с одними и теми же людьми. В результате - они не понимают как устроен мир, как устроен дом, как готовить и зарабатывать деньги, как строятся отношения между людьми.

Получая семью, ребенок, подросток, получает возможности. Он получает общение с взрослыми людьми, у которых есть работа, есть хобби, они начинают делиться своими увлечениями. И эта смена окружения очень сильно повлияла на Гошу.

Люди думают: “Мы не можем передать ребенку свое отношение к жизни. Сколько бы мы ему ни говорили, что нужно учиться - все бесполезно”. Подростки так не “работают”. Заставить их нельзя. Но можно сделать так, чтобы ребенок сам захотел расширять свой кругозор, можно показать ему, что этот мир - огромен. Он больше, чем узкий круг друзей и алкоголь.

В чем-то с подростками даже легче, чем с младенцами. Это иллюзия, что если ребенок маленький - он не травмирован. Бывает, что и в 6, и 8 месяцев травма отказа, жестокое обращение, пренебрежение сказываются на ребенке. Подросток же многие бытовые вещи делает сам, с ним интересно, с ним можно делиться знаниями о мире, что-то обсуждать. Есть люди, которым интереснее с подростками, есть те, кому ближе малыши. Мы с мужем явно из первой категории.

С репетиторами Гоша окончил 9 класс и поступил в колледж Фото: из личного архива

- Каким сейчас видит Гоша свое будущее?

- Когда он пришел в нашу семью, мы начали судорожно искать: в чем его таланты. Со школой все было сложно: сплошные двойки, тройки, прогулы. Девятый класс мы вытянули с репетиторами, сдали ОГЭ и стали думать: куда нам? Гоша очень общительный парень, жизнелюбивый, с юмором. Он очень быстро сдружился с нашей младшей дочкой - ей тогда было 1,5 года. И в детском доме, когда их отправляли на лето в лагерь, он всегда занимался с младшими. Так мы и пришли к педагогике. Он сам выбрал эту специальность - педагог дошкольного образования. В прошлом году у него была практика в детском саду и так его полюбили там дети! У них было настоящее счастье, когда Георгий Васильевич к ним приходил. Директор ему сказал: “После колледжа - только к нам!”

В нашем фонде “Арифметика добра” Гоша помогает каждую субботу, его знают и любят все дети и родители. Например, когда мы в фонде искали семьи нескольким детям, он служил “переводчиком” между взрослыми и подростками.

Диана и Георгий во время поездки во Владимир Фото: Из личного архива

- За время, пока вы работаете в фонде “Арифметика добра”, меняется ли в обществе отношение к усыновлению подростков?

- Когда 4 года назад я создавала клуб “Азбука приемной семьи”, гораздо меньше было людей, которые решались взять в семью подростка. Мы сами ищем семьи, готовые взять детей, ездим в школы приемных родителей, рассказываем о подростках, участвуем в форумах приемных семей. И видим, как постепенно меняется отношение. В последнее время у нас в фонде много таких историй: девочку 17 лет приняли в семью, на днях взяли мальчика 17 с половиной лет...

Если 10 лет назад это было абсолютным исключением, пять лет назад тоже было много страхов, то сейчас все больше люди понимают, что эти дети всю жизнь сидят со штампом на лбу. Им говорят: “Твои родители алкоголики - и ты будешь”. “Твои родители в тюрьме - и ты сядешь”. Но если копнуть чуть дальше, за этот штамп, откроются потрясающие ребята: с разными характерами, стремлениями. Нужно только дать им условия, чтобы раскрыться, проявить себя, обнаружить таланты. И это для родителей подростков очень интересная вещь.

Мы начинали от “я не хочу дальше жить, я не знаю, в чем мое будущее”. А сегодня Гоша мечтает окончить колледж, поработать несколько лет в детском саду, а потом открыть свою частную школу, где будет все по-другому, где дети не будут сидеть за партами. Мне кажется это очень круто.

Из книги «Меня зовут Гоша. История сироты»:

«В шестнадцать лет, в детском доме я не знал, кто я: бедный сирота, оставшийся без родителей и какой-либо надежды, циничный вор, перед которым нет преград, или праздный гуляка, который не ставит перед собой великих целей, а просто отдыхает, отрывается и трахает всем мозги. А может быть, я был странствующим человеком? Человеком, который ищет свою дверь – такую, за которой ему станет, наконец, комфортно. Дверь, которая изменит его жизнь. Кажется, я эту дверь, в конце концов, нашел».

Автор: НАТАЛИЯ КУДРЯШОВА, https://www.kaliningrad.kp.ru

«За три года погружения в себя Гоша обрел прошлое и начал строить будущее»

В интервью «Филантропу» Диана Машкова рассказала о том, как книга помогла наладить отношения с сыном, а Гоша Гынжу вспомнил прошлое и рассказал, чему научил его этот опыт.

— Диана, когда вообще появился замысел книги? Как родилась эта идея?

— Мы познакомились с Гошей в начале 2015 года. Я выходила из детского дома вместе со средней дочкой Дашей – она тогда еще только знакомилась с нами, я забирала ее домой на выходные – и в дверях мы столкнулись с юношей. Он сам представился, сказал: «Меня зовут Гоша». Мы немного пообщались и договорились, что будем переписываться в соцсетях. У Гоши был ко мне литературный вопрос: он хотел, чтобы я посмотрела его стихотворения. Я, конечно, согласилась, и первые несколько недель мы переписывались. Потом Гоша нашел предлог, чтобы приехать к нам в гости. С этого момента общение стало личным, а Гоша начал приезжать каждые выходные. Тогда я стала размышлять над разными способами, как перетащить подростка «на светлую сторону» — Гоша тогда занимался тем, что воровал, прогуливал школу, пил, курил и охотился за острыми ощущениями. В качестве одного из вариантов в голову пришла идея о книге. Я понимала, что это возможность навести порядок в его прошлой жизни, систематизировать воспоминания, проработать тяжелые ситуации и таким образом начать движение к будущему, которого Гоша в то время просто не видел.

— Как отнесся Гоша к идее написать книгу?

— Сначала он не понял, о чем я веду речь. Зачем все это ворошить, вспоминать, тратить время на никому не нужные – как ему казалось – события прошлого?

Я объяснила, что это поможет нам с ним лучше узнать друг друга, что мне очень интересна его жизнь, все, что довелось пережить. И что в событиях прошлого кроется ценная для меня информация о том, что происходило с ним, когда мы не были еще знакомы. Гоша подумал какое-то время – кажется, несколько недель – и согласился. Тогда я подарила ему толстый блокнот и попросила записывать все, что он может вспомнить, не важно, в каком порядке и какими словами.

— Легко ли было вам работать в соавторстве? Что было сложным?

— Трудно было ждать. Гоша долго не делал никаких записей. Но зато мы начали разговаривать на тему прошлого. Он говорил «Я не знаю, с чего начать», я в ответ задавала наводящие вопросы до тех пор, пока какое-то воспоминание ни всплывало в его голове. Тогда он начинал писать.

Разобрать то, что писал Гоша, тоже было непросто. В то время у него еще были гигантские проблемы с русским языком – как и со всеми остальными школьными предметами, в 16 лет он по уровню знаний соответствовал третьему классу общеобразовательной школы – он делал по несколько ошибок в одном слове, иногда я даже не понимала смысла написанного. Но все равно никогда не останавливала, не осуждала, наоборот, старалась поощрять.

— Как строилась ваша работа?

— Почти три года – с 2015 года до весны 2018 года – я поощряла Гошу писать. Он время от времени, это случалось нечасто, раз в несколько месяцев, присылал мне по электронной почте свои записи – иногда воспоминания, иногда размышления. Я правила ошибки, сохраняла записи в специальной папке на своем компьютере и обязательно обсуждала с Гошей все, что было им написано. Старалась отмечать удачные моменты, хвалить. Гоша часто говорил о том, что хочет написать книгу, но практически не продвигался. Тем более у него началась новая жизнь — интересная, насыщенная событиями. Весной 2018 Гоша сказал, что мечтает о книге, но сам не справляется. К тому моменту было написано примерно 15 страниц. Тогда я предложила другой формат работы: он рассказывает свою историю мне, а я перекладываю ее на бумагу. То есть, по сути, я брала у Гоши интервью, а он отвечал на мои вопросы. Так за весну-лето 2018 было написано еще 200 страниц его истории. Это была напряженная работа, мы оба полностью в нее погрузились.

— Изменились ли и как ваши с сыном взаимоотношения в ходе работы над книгой?

— Я уверена, что именно сотворчество позволило нам выйти на такие глубокие и доверительные отношения. Если бы у нас не было этой общей цели – книги – мы бы не проводили столько времени вместе, не обсуждали бы каждую деталь его прошлого.

Благодаря этой работе я восполняла для себя пробелы, проживала вместе с Гошей то, что не могла прожить с ним, когда он был малышом.

— Было ли в ходе работы над книгой что-то, ставшее откровением?

— Многие вещи я знала в теории, у меня была мощная подготовка к принятию подростков в семью – и литература, и множественные тренинги, и индивидуальная работа с психологами.

Я понимала, как сильно калечит ребенка жизнь без семьи, как влияет на него депривация и искусственная среда детдома. Но реальная история сироты – от начала и до конца – стала для меня открытием и откровением.

Ребенок не знал своего имени до 4 лет, а потом еще 4 года считал своим именем чужое. Ребенок не понимал, что каждый человек рождается на свет от мужчины и женщины – мамы и папы. Ребенок считал жестокость и наказания нормой, он не возражал и не протестовал – так было принято, а другой жизни он не знал. Каждое такое открытие переворачивало все внутри.

— Можно ли сказать, что Гоша еще и проработал свои внутренние травмы в ходе работы над книгой, может быть, ушли какие-то проблемы?

— Да, я считаю, что это произошло. Когда мы встретились, Гоша сам о себе говорил, что он человек без прошлого и без будущего. К сожалению, его образ мыслей и образ жизни это подтверждали. За три года погружения в самого себя с помощью проводника в моем лице он обрел прошлое, выстроил его в четкую картину. И это стало важным фундаментом для того, чтобы научиться проектировать будущее. Гоша больше не стыдится прошлого, не чувствует себя виноватым в том, что его бросили (к сожалению, это чувство сопровождает детей-сирот), не запихивает проблемы поглубже, лишь бы не иметь с ними дел. Он открыт этому миру. Сложное начало своей жизни он считает теперь не оправданием, а преимуществом.

— Какова миссия книги, что вы с Гошей хотите сказать читателям?

— Мы хотим донести одну простую мысль – никогда не поздно. Если ребенок прожил в детском доме до 15, до 16 или 17 лет, если ему не повезло обрести семью в маленьком возрасте, это не значит, что теперь все безнадежно. Нет! Подросткам тоже нужна семья. Нужны проводники для выхода из ненормальной среды детдома в реальную жизнь. Без таких проводников они не справятся.

Георгий Гынжу: «Я хочу, чтобы всех детдомовцев побыстрее забрали в семьи»

— Трудно ли было вспоминать такие непростые эпизоды своей жизни, работая над книгой?

— Сначала я ничего не мог вспомнить вообще. Ходил и пытался хоть что-то из своего детства вытянуть. Думал постоянно об этом. А потом сначала одно вспомнил, потом другое. И накрыло волной. Понеслось. Уже не остановить. Сама работа над книгой шла нелегко. Я понял, что это очень тяжелый труд. Поэтому моих собственных сил и не хватило, чтобы самостоятельно справиться.

— Сблизило ли совместное творчество вас с Дианой, стали ли вы лучше понимать друг друга?

— Сблизило. Моя приемная мама узнала мое прошлое. Я понял свои травмы и стал с ними работать. Диана мне помогала. И еще она познакомила меня с психологами фонда «Арифметика добра», с которыми мы встречались, когда становилось совсем тяжело. Это не только книги касалось, но и всех трудных ситуаций.

— Изменила ли тебя работа над книгой?

— Да. Самое простое изменение – я научился более-менее правильно писать. Тренировался, смотрел, как пишет Диана, тысячу раз перечитывал, запоминал, как пишутся слова, переставал делать в них по сто ошибок. Научился связывать слова в предложения, доносить суть. Более сложное изменение: у меня реально поменялись мысли. Раньше я просто искал удовольствий, развлечений, больше не думал ни о чем.

Теперь у меня есть мечты, я хочу много всего сделать и успеть. А еще я хочу, чтобы книга помогла другим подросткам-сиротам найти поддержку в жизни.

— Почему ты решил ее написать, не было ли страшно все это рассказать всем?

— Было страшно. Но и интересно тоже было. То, что нам удалось все написать и рассказать, по-моему, важно. Люди прочитают мою историю и поймут, что в их жизни не все так плохо. Что надо уметь радоваться тому, что есть, и не терять оптимизма. Я никогда не терял. Поэтому выжил.

— Почему ты хочешь, чтобы люди знали, как ребенку живется в детском доме?

— Потому что я хочу, чтобы быстрее всех забрали в нормальные семьи. Чтобы выпускники не стали кончеными людьми, выйдя из детского дома. Не скитались, не попадали в тюрьмы, не спивались и так далее. Хочу, чтобы у всех как у меня, была хорошая семья.

«Филантроп» публикует выдержки из книги с комментариями соавтора Дианы Машковой.

Отрывок из книги: «Однажды, я тогда учился в четвертом классе, в наш детдом приехала комиссия. Воспитательницы вытащили из архивов наши портфолио, положили их на край стола. И мы такие «о, что это за папки, что там про нас написано?». Они куда-то вышли, и мы давай все это читать. Так я узнал имена-отчества своих матери и отца. Мою мать, оказывается, звали Верой Евгеньевной. А отца Василием Георгиевичем. Я тогда очень обрадовался — я же Георгий Васильевич. Как бы наоборот. Еще я увидел там свидетельство о смерти своего отца, но честно говоря, не очень понял, что это значит. До этого момента никаких разговоров о семье не было. Я никогда не спрашивал, откуда взялся. Меня не интересовал вопрос, как дети появляются на свет. Только в тринадцать лет у нас пошли разговоры о родителях».

Диана Машкова: «Система детских домов отнимает у ребенка прошлое. Очень часто не хранятся и не собираются фотографии, дети не знают, откуда и как они попали в учреждение. Практически всегда скрывается информация о родственниках, она просто отбрасывается как ненужная. Я не думаю, что во всем этом есть некий слой умысел. Но совершенно точно есть непонимание того, что каждому человеку важно знать о своем происхождении. Это одна из основных потребностей, и она не учитывается. Почему? Во избежание эмоций, реакций, переживаний.

Вдруг ребенок начнет об этом думать? Вдруг задастся вопросом «Почему меня бросили?». Тогда ему будет больно, это может сказаться на поведении, ребенком трудно станет управлять.

А он там такой не один, их много, кто будет разгребать все вот это? Управлять легко роботами, которые не задают вопросов и не имеют права на чувства. Поэтому, полагаю, учреждения и идут по самому простому для них пути. А ребенок остается с огромной дырой вместо прошлого, что не может не сказаться на психологическом здоровье».

Отрывок из книги: «-Говори так своей мамке, которая тебя бросила! Сейчас скитается по дворам, курит, пьет, колется. Наркоманка!

-Да откуда вы знаете? – не скажу, что я как-то бурно реагировал. Если уж сам не знаю свою мать, откуда воспитатель может что-то о ней знать?

-Все они такие! Алкоголички и наркоманки. Иди, иди к своей мамке! Она тебе не надоест. Но если ты тут, значит, ты сам ей надоел!».

Диана Машкова: «Сотрудники детских домов не обладают специальными знаниями о психологии детей-сирот. Не приходится говорить ни о специальном образовании, ни даже о курсах, по объему равных Школе приемных родителей. Поэтому каждый воспитатель руководствуется своим житейским опытом, и больше ничем. Высокого конкурса на эти должности нет, никто не выбирает людей с лучшими моральными и личностными качествами.

Кто-то от природы деликатен и с уважением относится к детям, тогда ребятам повезло. А для кого-то оскорбить слабого ничего не стоит.

Беда в том, что такие проекции – «мать твоя алкоголичка, и ты сдохнешь под забором» — самым пагубным образом сказываются на ребенке. Он не может адекватно ответить, и вынужден принимать это зло, направленное на него. А любая злость и агрессия разрушительны. Тем более, когда они происходят в полном вакууме любви. Не получая заботы, любви и сострадания, ребенок сам не сможет их давать, когда вырастет.

Отрывок из книги: «Еще нас наказывали кипятком. Ставили в ванну и включали очень горячую воду, а мы под собственный плач плясали. Не знаю, как они это делали, но мы никогда не обваривались, только больно было — жуть. И вот мы там отплясывали, выли «не надооо, мы будем себя вести хорошоооо».

В лагере были свои наказания. Нас возили все время в один и тот же лагерь «Звездочка», до сих пор его помню. Он был в Подмосковье. С нами ездили воспитатели. Там за плохое поведение, или если в тихий час не спишь, засовывали крапиву в трусы. И ты такой ерзаешь, ноешь.

-Ааа, мне жжет!

-Нет, ты нормально не хотел спать. Теперь спи с крапивой, — говорила воспитательница.

И вот ложишься тогда, как солдатик, с мыслями «все, главное, не ёрзать и заснуть. А дальше будет нормально». Поняли, что лучше не елозить, а спокойно лежать. И просто лежали, и засыпали так. Но спали чутко-чутко. Стоило чуть заворочаться во сне, и крапива эта, конечно, начинала жечь. Но мы и к этому привыкли. Нормально».

Диана Машкова: «Насилие в детских домах, на мой взгляд, от слабости. Слабые взрослые не могут влиять на детей, они никогда не авторитет. И дети, без того уже травмированные потерей семьи, другими трагедиями в своей жизни, становятся неуправляемыми. Что тогда остается? Не лечить же травмы, о которых воспитатели ничего не знают, поскольку не образованы в этой сфере, не подготовлены, да и сами условия жизни в детском доме не обеспечивают безопасной среды для проработки травм. А там, где нет отношений, нет понимания, может быть только насилие ради достижения сиюминутного результата. Нужно, чтобы спали, а не елозили в своих кроватях? Крапива в трусы. Хочется, чтобы подчинялись, а авторитета нет? Позови старшаков, они поговорят как следует. Сиюминутный результат достигнут. Но насилие — это всегда дорога в пропасть. Взрослые, которые в детстве подвергались насилию, нуждаются в очень серьезной помощи, нуждаются в психотерапии. Однако мало кто это понимает. И помощи нет».

Отрывок из книги: «От нечего делать я практически непрерывно воровал — полюбил стильно одеваться и с виртуозностью мастера выносил из модных магазинов одежду. Даже начал разбираться в брендах. В тот магазин, куда собрался на этот раз, я ходил уже около года. Иногда просто смотрел, иногда мерил одежду, иногда воровал. <…> Мысленно в тот период я уже готов был к тюрьме. Понял, что мне будет пипец, и все. Впаяют по полной. Виктор Яковлевич, как я узнал, пытался договориться – компенсировать ущерб и чтобы заявление отозвали. Но магазин стоял на своем. Решили в моем лице проучить всех детдомовских. Поэтому я не верил в хороший исход».

Диана Машкова: «Ненормальные условия жизни рождают соответствующие поведенческие реакции. Вины детей в этом нет. Они, как могут, протестуют против своей ненужности. Как умеют, заглушают свою боль. Формируют устойчивые способы выживания в асоциальной среде.

Именно поэтому так сложен переход от ненормальных условий жизни в детских домах к семьям. Уже сформированы методы выживания, они вошли в плоть и кровь. Хочешь избежать наказания? Ври. Хочешь новую вещь? Своруй. Не можешь словами выразить своих чувств? Напейся или сбеги из дома.

Перечислять можно бесконечно. Это одна из причин сложностей в адаптации. Вторая – в проверке новых родителей на прочность. Справятся они, примут со всеми сложностями? А если нет, то пусть лучше разорвут отношения сейчас, пока они не зашли слишком далеко. Если родители выдерживают испытания, подросток начинает им доверять. А из доверия рождаются отношения, и это самая большая ценность. Именно отношения являются гарантом того, что подросток захочет жить иначе – так принято в среде его новых родителей, а не так, как он жил раньше в детском доме. Отношения стали опорой и для Гоши – он захотел меняться, расти. Появились другие интересы, а старые постепенно были забыты. Сейчас у Гоши появились мечты, планы, и они зовут его вперед.

Почему семья нужна каждому человеку? Почему мы не в состоянии прожить жить в полном одиночестве, в вакууме? Такова наша природа – находить поддержку и опору в своих ближних, а когда мы окрепли, делиться с ними и помогать им. Если близких нет, зачем тогда это все? Сироты не из другого теста. Они точно такие же люди, как и мы. Им нужна любовь, забота, у них есть потребность в привязанности и доверительных отношениях с близкими людьми. Только если все это есть, они со временем научатся жить, научатся делиться и отдавать».

Автор: Марина Лепина

Источник: https://philanthropy.ru

Цитаты

По слухам, Егора нашли сотрудники нашего социального отдела около помойки. Конечно, это был никакой не редкий случай – двухмесячных младенцев и детей постарше часто обнаруживали либо в мусорном баке, либо в какой-нибудь выгребной яме.

***

Несмотря на внешность Егора, все знали, что он отброс. И проходили как будто сквозь него, словно его и в помине не было.

***

Егор и сам прекрасно понимал, что он гадкий утенок, которого подсунули в чужую стаю. Все дети вокруг и слышали, и разговаривали, а он не мог. И, несмотря на это, упорно пытался с кем-нибудь подружиться, быть как все.

***

Наверное, ему тоже хотелось смеяться и шалить вместе с нами, но о том, чтобы принять его в свою компашку, не было даже мысли. Егора отвергали, били, чмырили, подсмеивались над ним, изображая его бессвязное мычание.

***

Конечно, понимал, что я грешник – воровал, часто не слушался. Но всегда надеялся, что все-таки Бог меня простит. Я же сирота. Хотя бы поэтому.

**

Бог посмотрит на меня строго, а я голову опущу перед ним и скажу: «Господи, прости меня, грешника». «Ну, что с тобой делать, - ответит он, - ты был маленький, не понимал. Надо простить Гошку».

Отзывы

Честно скажу, не люблю книги, которые уже в названии вызывают грусть и печаль. А моя жена любит, вот и заказал эту книгу, как-то вечером пораньше лег, увидел книгу на тумбочке, думал пройтись глазами. И оцепенел, не смог оторваться. Да уж, сколько смелости и прямолинейности в этом рассказе. Какой жизнью эти дети живут, не все же находятся в детдоме с рождения, как Гоша, некоторых сдают уже в старшем возрасте и они проходят через побои, алкоголизм и даже убийства своих родителей. Конечно, мы все об этом знаем и видели не раз в передачах. Но, когда это рассказывает сам ребенок, в разговоре, как будто тихо на ухо, именно тебе, это просто разрыв. Меня, как отца, эта исповедь вывернула на изнанку. Познавательная книга, берет за душу, рекомендую!

Сергей

***

Книга «Меня зовут Гоша. История сироты» вызывает бурю эмоций. Ее нельзя читать просто как художественную литературу. Ее нужно читать «душой».

Моя дочь, которая в последние два года не читает вообще, прочитала ее за два дня. И теперь с нетерпением ждет, когда Гоша и Диана напишут следующую книгу.

Я так же не могла оторваться. Диана с Гошей сделали такое нужное дело. Когда я была на презентации и слушала отрывки из книги, у меня в голове крутилась и крутилась мысль о том, что эту книгу ОБЯЗАТЕЛЬНО нужно читать всем кандидатам в приемные родители. И тогда они точно перестанут бояться брать в семью подростков.

Ведь сколько пережил Гоша, это немыслимо. С одной стороны – «психушка»,он воровал, пил и тому подобное, оттолкнет большинство. А с другой - ты как будто переживаешь все чувства этого ребенка. И понимаешь его, как будто сам там находишься, как будто все это происходит с тобой и тебе восемь, десять, двенадцать лет. Когда читаешь эту книгу, испытываешь гамму разнообразных чувств. Есть пара глав, читая которые, мы, люди старшего поколения, испытываем неудобство и стыд, настолько они откровенны. Но для ребят из детского дома это обыденная жизнь, для них все естественно. Большая часть книги, особенно когда герою еще совсем мало лет, вызывает слезы жалости. Хочется оградить его от обид, кулаков старших ребят, несправедливости и плохих людей. Но бывает, что хочется оградить и других ребят от него самого. И такое случается. Когда читаешь, как Гоша воровал вещи в магазинах, даже зная, что в итоге его поймают, все равно ждешь и надеешься, а вдруг нет, вдруг «пронесет».

И еще испытываешь огромную благодарность к приемной маме Гоши. Настоящей, пусть и приемной, маме. Диане Машковой. И огромное уважение к ней, и ,конечно же, ко всей ее семье.

Смотря на этого уже взрослого молодого человека, Видя, какой он стал благодаря Дианиной замечательной семье, осознаешь, как нужна семья этим детям. И уже не так страшно взять подростка, даже если его характеризуют как совсем "пропащего". Но и понимаешь, что вложить в него придется очень-очень много. И сил, и любви, и заботы. И тогда рядом будет такой замечательный сын, как Гоша сейчас. Ведь он очень мудрый человек, раз пережив столько всего, смог остаться человеком.

А еще меня сверлила мысль, ну где, где я была, когда Гоше было девять лет, и снимали его видеоанкету. Но потом подумала, что, наверное, он должен был дождаться свою семью. Семью Дианы Машковой. Спасибо вам всем за такого сына и за такую очень нужную книгу.

Лада

***

Книга читается легко. Оторваться от прочтения невозможно. НО есть моменты где хочется остановиться и подумать, осознать прочитанное, потому как некоторые вещи не укладываются в голове, пытаясь поставить себя на место главного героя книги, понимаешь что и дня не выдержал бы в тех условиях, в которых жил с рождения Гоша. Но при этом если бы не было описано так подробно, мы бы не смогли понять и прочувствовать жизнь детей в детском доме. Спасибо авторам Диане Машковой и Георгию Гынжу за создание произведения, которое открывает завесу на всё то , что происходит с детьми, когда они попадают в детский дом, как они там пытаются выжить и как потом привыкают жить в другом мире, после того как попадают в семью!

Юлия

***

Гошу в каждый дом

Детям не место в детском доме, такое чувство наполняет сердце после каждой прочитанной главы. И мысль о том, как же ошибаются люди думая, что раз ребенок сыт, одет и есть где спать, то ему в детском доме хорошо.

Я не берусь судить сотрудников учреждений, хотя о многих Гоша вспоминает с теплом и благодарностью. Его искренний рассказ о жизни за казенными стенами приводит на закономерную мысль. Человеческая жизнь состоит из внутреннего и внешнего. Удовлетворять внешние потребности хорошо, но не достаточно. Не достаточно даже для животных, что уж говорить о людях. Именно внутренние потребности ребенка не в состоянии удовлетворить детский дом. Потребность в значимом взрослом, потребность в любви и индивидуальной заботе, потребность в свободе выбора и принадлежности кому-то конкретному, потребность быть нужным, быть чьим-то. И эта потребность с возрастом не исчезает.

Мне кажется, книга именно об этом. О не удовлетворенных внутренних потребностях, о боли и одиночестве, которая заполняет пустоту в душе, о том, как с годами отказник Гоша теряет все - веру в людей, веру в добро, представления и том что можно а что нет, и в конце веру в саму ценность жизни. Казалось бы, его от опрометчивого поступка, к которому все идет, может спасти только чудо. И это чудо случается как в самой красивой сказке. Он находит семью почти в 16 лет, а дальше они живут долго и счастливо, и делятся своим счастьем с нами.

Andrea

***

Считаю обязательным к прочтению всем, от малого до взрослого. Как жаль и больно, когда ребенку приходится проходить такой сложный жизненный путь, иногда даже без веры в счастливое будущее. Многие дети-сироты смотрят на настоящее и думают, что жизнь это выживание и борьба. Эта книга документальный рассказ и очень личный, ведется от первого лица. Из книги узнала, какие эти дети, которые пережили потерю родителей, страх и одиночество. В этой книге много доброго и честного, но и немало тяжелого и страшного. Ведь, когда человек, хотя и маленький, не знает откуда его корни, с чего его жизнь началась, как зовут его маму и папу, разве это может сделать начало жизни обнадеживающей и счастливой? Как приятно осознавать, что писательский опыт помог Гоше излечить душу, обновиться, разобраться в себе и переосмыслить свою жизнь. И главное, что этот ребенок не побоялся об этом рассказать и напомнить взрослым и предупредить детей, что очень важно любить, благодарить, делать добро другим, ведь этим мы сможем излечить практически весь мир. Рекомендую этот проникновенный рассказ из жизни молодого, но уже очень опытного юноши.

Мария

eksmo.jpg



Код для вставки на форуме:
Текст сообщения*
:) ;) :D 8) :( :| :cry: :evil: :o :oops: :{} :sick: :hard: :green: :cat: :asian: :yellow: :niger: :ok: :queen: :blind: :megafon: :king:
Загрузить изображение
 
Работает на "1C-Битрикс: Управление сайтом"
Материалы, представленные на сайте, взяты из открытых источников. Информация используется исключительно в некоммерческих целях. Все права на публикуемые аудио, видео, графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам. Если вы являетесь автором материала, и есть претензии по его использованию, пожалуйста, сообщите об этом.






Яндекс цитирования