"Исповедь маленького негодника. Второй год" С.Бретт 2 часть

Продолжение...

Девятнадцатый месяц

День 5

На этот раз за организацию группы Родители с детьми взялась Джаггернаут. Три маленьких мерзавца посетили сегодня наш дом в сопровождении трех нянюшек.

Это было неприятное событие. Во-первых, я не желаю, чтобы кто-то другой играл в мои игрушки. Во-вторых, эти мерзкие создания довольно скоро научились давать сдачи.

И вообще это никакие не Родители с детьми. Это няньки, которые притащили с собой обозленных детей, чьи родители бросили их на произвол судьбы и упорхнули развлекаться на работу. Если уж мама с папой жаждали, чтобы я общался, могли бы придумать что-нибудь получше. Эти дети — шумные, противные, вонючие создания, и кроме того — надо признаться, — некоторые из них дерутся гораздо лучше меня.

День 12

У меня начался переходный возраст. Точнее говоря, переходный этап. Дело вот в чем. до сего момента я спал три раза в сутки — дольше всего ночью, часа полтора до полудня и два часа после обеда.

Я очень старался не соблюдать этот режим по очевидной причине: когда я сплю, мама или Джаггернаут имеют возможность заниматься своими делами, спокойно и не прерываясь. Но страшная усталость всегда брала верх, и — увы! — я засыпал.

Теперь же все изменилось. Кажется, мне уже не требуется столько сна.

Сегодня я дал Джаггернаут понять, что грядут некоторые неприятности. Утром я поспал, как обычно, но, когда она собралась уложить меня после обеда, сна у меня не было ни в одном глазу. Она привычно бросила: А теперь ты немного поспишь, а я тут поработаю по хозяйству, — после чего вышла из детской, и я тут же зашелся в крике.

Джаггернаут сперва не обратила на это внимания, потому что я так поступал довольно часто, и, несмотря на страшные крики, через пару минут засыпал. Но сегодня все было иначе. Я орал и орал, и ей-таки пришлось подняться в детскую. Тщетно она пыталась утихомирить меня и усыпить, так что в конце концов, отчаявшись, она забрала меня с собой вниз.

И тут я воочию убедился, что некоторые мои подозрения абсолютно верны. Вся эта работа по хозяйству оказалась сущим враньем. На самом деле, пока я спал после обеда, — думаю, так было всегда с тех пор, как она поступила к нам работать, — она плюхалась на диван в гостиной и погружалась в свой любимый австралийский телесериал.

Вот и сегодня, без тени стыда, она включила телевизор и усадила меня рядом с собой. Да… На две минуты у меня еще хватило терпения, но потом… Боже, Боже… Восемнадцать месяцев притворства и лицедейства сделали меня порядочным знатоком актерского искусства, и, скажу вам прямо, этот знаменный сериал страдает полным отсутствием такового. Поэтому я начал ныть, потом кричать. На этот раз Джаггернаут не смогла насладиться созерцанием любимого фильма.

День 13

Опять не захотел спать после обеда. Но теперь Джаггернаут без промедления снесла меня вниз — слишком боялась пропустить любимое зрелище.

Первую половину фильма я ныл и кричал, но потом вдруг успокоился. Конечно, актерская и режиссерская работа по-прежнему оставляла желать лучшего, но, говоря по правде, есть какое-то непонятное очарование в этих бесхитростных историях, в этой сумбурной смене эпизодов.

День 14

Несмотря на неудачу прошлой попытки, Джаггернаут опять привела к нам троих детей с няньками на очередное собрание группы с неопределенным названием.

Одного из маленьких злодеев я хотел было забить, как гвоздь, в пол, при помощи своего маленького пластмассового молоточка, но это начинание не увенчалось успехом — паршивец убежал. Зато другого очень ловко и метко оцарапал кот. Знаете, я раньше был несправедлив к коту. Сегодня в его морде я нашел существо, чрезвычайно близкое мне по духу.

День 16

Нынче я был не в духе: плохо спал после завтрака, за обедом махал руками и вообще вел себя воинственно. Джаггернаут решила что после обеда надо уложить меня в кровать.

Господи, как я кричал, как брыкался! Да как она посмела? Разве я могу пропустить свой любимый австралийский телесериал?

День 20

Я проснулся раньше родителей. Утро было чудесное. Взошло солнце, его свет мягко струился сквозь легкие кружевные шторы, и диковинные, переменчивые узоры ложились на одеяло. Птицы весело распевали за окном. Мне было тепло, уютно и спокойно. Я лепетал свои смешные детские словечки, складывал их в предложения, пусть непонятные, но похожие на настоящую речь. Как здорово, — подумал я, — быть ребенком; как хорошо, когда тебя любят, согревают, оберегают. Как хорошо, что я не взрослый! Могу спать, сколько угодно, и никто меня не разбудит отчаянным криком; и не надо думать о работе, деньгах и хлебе насущном… И я вдруг проникся такой теплотой, любовью и сочувствием к своим бедным родителям… Все-таки родные люди…

Но потом я вспомнил, кто я, черт возьми, такой, и немедленно заорал. Да будь я проклят, если позволю им подольше поспать. В конце концов, для меня это вопрос чести — разбудить их прежде, чем зазвонит будильник.

День 24

Суббота. Она опять озабочена приучением к горшку. Только об этом и говорит. Скорее всего. Ее ознакомили с очередным списком достижений крошки Эйнштейна. Без сомнения, этот маленький выскочка уже защитил диссертацию по ядерной физике и взобрался на Эверест без кислородного баллона. Почему же моя мамаша должна мучиться с маленьким негодником, который даже толком не выучился ходить на горшок!

Может, стоит сжалиться над Ней? В следующий раз, когда мне захочется совершить естественные отправления — или, говоря Ее словами, сделать а-а, — может быть, стоит попросить Ее принести горшок и воспользоваться им по назначению?

С другой стороны, не хочется лишать себя удовольствия наблюдать, как Она бегает за мной по всему дому с горшком наперевес. В конце концов, это один из ключевых моментов нашего совместного полезного времяпрепровождения.

День 28

Вечером я споткнулся, упал и пребольно ударился задницей об пол. И вдруг мне пришло в голову: а что, если продемонстрировать Ей новые достижения в области лингвистики? Может, это хоть ненадолго отвлечет Ее от навязчивых мыслей о горшке? И я решил поразить Ее воображение новыми словами.

— Попа, — сказал я, потирая ушибленное место. — Кака!

И что бы вы думали? Она тут же притащила горшок.

— Ты хочешь а-а, да, зайчик? — восторженно спросила Она.

Ах ты Боже мой! Если бы я хотел а-а, я бы так прямо и сказал.

День 29

Ее так просто обвести вокруг пальца! —естное слово, мне иногда даже стыдно становится. Правда, Она сама нарывается, но все-таки жалко Ее — это все равно что у ребенка отнять конфетку. (У другого ребенка, добавим. Попробовал бы кто-нибудь отнять конфетку у меня!)

Вот яркий пример Ее доверчивости и наивности. Она, как обычно, развивала тему горшка, и я после ужина решил немножко Ее поддразнить.

— А-а, — требовательно сказал я. — А-а!

— Ах ты моя умница! — защебетала Она. — Ты просишься на горшочек, да, зайчик?

Ну разумеется, как же иначе?

— Ты и вчера просился на горшочек, да, зайчик?

Ну вот, опять пальцем в небо!

Но так или иначе. Она была совершенно счастлива — такое Ей виделось только в самых волшебных снах. Она мигом слетала за горшком, быстренько стащила с меня штаны и подгузник и со значением заглянула мне в глаза. Потом показала на горшок и спросила:

— Ну вот, ты же знаешь, зачем тебе горшочек?

— Дя, — кивнул я. — Дя, дя. Она ободряюще улыбнулась.

— Ну давай, сделай что нужно. Сделаешь?

Я снова кивнул. И Ояа радостно кивнула в ответ.

И тогда я взял горшок и гордо надел его на голову.

День 31

Суббота. И я наконец сдался. Может бьггь, просто устал бороться, а может, виной тому Ее трагически-озабоченное лицо. Но так или иначе, после обеда я громко и настойчиво закричал:

— А-а! А-а?

На этот раз горшок был у Нее непосредственно под рукой, и через секунду я уже стоял на полу со спущенными ползунками.

— А теперь мы сядем на горшочек и сделаем большое, хорошее а-а, — промурлыкала она умильным голосом.

Я вздохнул и опустил задницу на противную холодную пластмассу.

— А теперь сделай большое, хорошее а-а. Большое а-а для мамочки. Ну давай… Жалко было смотреть на Ее умоляющее лицо. Я поднатужился, покряхтел и — плюх, плюх, — две крутых тяжелых колбаски стукнулись о дно горшка.

Боже мой! Можно было подумать, что Ее выпустили на свободу после пяти лет заточения и одновременно подарили миллион в золотых слитках. Я встал. Она подхватила горшок и жадно впилась взглядом в его содержимое, словно перед Ней распахнулся ларец с бриллиантами.

— Ах ты моя умница! Посмотрите, что мы сделали для нашей мамочки! Какой умный, взрослый мальчик! Мамочка за это скажет большое спасибо! Большое-большое спасибо этому умному ребенку!

Она взяла меня за руку и повела наверх, в ванную. Горшок Она несла перед собой — торжественно, как королевский орден на подушечке.

— А теперь ты знаешь, что мы сделаем? — проворковала Она. — Мы помоем нашу попку, но сперва… — Она остановилась возле унитаза: — …Сперва мы сделаем вот так.

Резким движением Она перевернула горшок, драгоценные колбаски шлепнулись в унитаз… И Она спустила воду.

Ах так! Ну, в следующий раз ты действительно получишь подарочек.

Двадцатый месяц

День 2

Нашелся подходящий повод для развития конфликта между мамочкой и Джаггернаут. Камнем преткновения стало все то же навязшее на зубах приучение к горшку. Известно, что бразды правления любым важным предприятием должны быть исключительно в одних руках. В нашем случае — в мамочкиных, потому что именно Она руководила приучением изначально.

По Ее понятию, я уже достиг той ступени развития, когда ребенок начинает осознанно чувствовать связь между физиологическими ощущениями и конечным продуктом, а из чего следует, что, если я того пожелаю, я в состоянии сообщить взрослым о своем наме-рении сделать пи-пи или а-а, попроситься на горшок и таким образом избежать нежелательного происшествия.

Если, конечно, я того пожелаю.

Сегодня понедельник, и мама, окрыленная вероятным субботним успехом, сообщила Джаггернаут о наших горшечных достижениях.

— Теперь он умеет проситься на горшок, — объяснила Она нянюшке. — Только надо все время быть начеку. Не пропустите, когда он закричит а-а?

Как вы думаете, кричал я а-а? Хотя бы один раз?

А вечером, когда мама вернулась с работы, кричал я а-а? Ничего подобного. Ни одного разу за день.

И это сработало. Маленькие зернышки сомнения начали прорастать в мамочкином воспаленном мозгу.

— Ты знаешь, — сказала Она отцу, — меня беспокоит эта нянька. Более того: мне даже кажется, что она мешает ребенку развиваться.

День 3

Весь день во время дежурства Джаггернаут я, по мере наступления физиологических ощущений, кричал а-а — громко, требовательно и пронзительно. И Джаггернаут каждый раз поспевала с горшком вовремя. И у нас не случилось ни одного неприятного происшествия.

Вечером Джаггернаут с гордостью сообщила мамочке, что в смысле горшка ребенок вел себя безукоризненно.

Но как вы думаете, дождалась ли мамочка хотя бы одного крика а-а после ухода Джаггернаут и до моего отхода ко сну? Ничего подобного. Напрасный труд.

— Ты знаешь, — сообщила мамочка отцу, — эта нянька меня действительно очень сильно беспокоит. Более того: мне кажется, что она самым беззастенчивым образом врет.

Вот-вот… Если б вы знали, как я рад такому развитию событий!

День 4

Еще один день с Джаггернаут и без происшествий и еще один вечер с мамочкой и без криков а-а.

И опять Джаггернаут доложила, что все было прекрасно. И мамочка опять озабочена правдивостью моей старушки.

День 5

Перемена тактики. Во время дежурства Джаггернаут я ни разу не попросился на горшок. Зато изгадил три подгузника, в результате чего они выглядели так, словно полгода пролежали в канализации.

Вечером Джаггернаут отрапортовала мамочке о моем безобразном поведении, но, как только за ней закрылась дверь, я превратился в сущего ангелочка. Два раза я громким, звенящим голосом просился на горшок и делал свои дела, как хорошо воспитанный паинька.

Мама уже твердо убеждена, что Джаггер-наут нагло врет.

День 6

Утром пришла Джаггернаут, и мама доложила ей о моем вчерашнем прекрасном поведении. Разумеется, как только за Ней закрылась дверь, я вернулся к естественному и бесхитростному образу жизни новорожденного младенца. Теперь уже Джаггернаут убеждена, что мамочка врет. В эту игру можно играть сколько угодно. И не только в случае с горшком. Вариантов бесчисленное множество. Жизнь прекрасна и разнообразна.

День 14

Я мог бы сказать Ей прямо то, что пытался объяснить неоднократно и разными способами: своим дурацким возвращением на работу Она заработала только новые неприятности. Не стоит овчинка выделки. Но разве Она способна меня понять?

Посмотрим здраво. Во-первых, Ей ни на что не хватает времени. Во-вторых, Ее ничто не радует, потому что Она живет с постоянным сознанием собственной тяжкой вины.

Вы скажете, что я в состоянии облегчить эти страдания… Да бросьте, право.

Давайте вспомним, ради чего Она вернулась на работу. Еще только обсуждая эту перспективу, родители называли следующие причины:

1. Чтобы заработать побольше денег.

2. Чтобы Она не разучилась думать и перестала вести растительный образ жизни.

3. Чтобы помочь нам отлепиться друг от друга, что рано или поздно должно происходить со всеми родителями и детьми.

4. Чтобы под рукой всегда был помощник — в лице няни, — готовый разделить с Ней эту каторгу. (Каторга? Это про меня?)

5. Чтобы вернуть Ей индивидуальность; дать возможность вспомнить, что Она — личность, а не только моя мама.

Что же получилось на самом деле:

1. Почти все деньги, которые Она зарабатывает, уходят на няньку и на подарки, которыми Она старается загладить вину перед брошенным ребенком. Кроме того, Ей приходится часто брать неоплачиваемые дни, потому что ежедневная работа, ребенок и ведение хозяйства страшно Ее утомляют.

2. От такого нервного напряжения Она совсем отупела, так что об умственной деятельности не стоит и говорить. Теперь Она полжизни готова отдать за десять минут растительного образа жизни, лежания на диване, например.

3. Я и сам знаю, что рано или поздно родители и дети должны отлепляться друг от друга. Но вот когда это случится — рано или поздно?, — решать буду я, и только я. В этом Ей тоже пришлось убедиться.

4. Помощник, который всегда под рукой… Ну, это вообще абсурд. Джаггернаут целыми днями валяется на диване, смотрит сериалы и обжирается. (Теперь я понимаю, почему она сложена, как бетономешалка.) Кроме того, как вы уже знаете, наличие возле меня двух женщин позволяет мне разыгрывать и обманывать обеих — например, как в случае с приучением к горшку.

5. Никакая Она не индивидуальность и не личность. Она моя мама — и не более того.

День 21

Суббота — и новая блистательная проделка.

Теперь я умею ходить и покрывать довольно значительные расстояния, поэтому меньше времени провожу в коляске. Я попросту вылезаю из нее, когда хочу прогуляться, и забираюсь обратно, когда устаю. Мамочка очень горда и все время повторяет, что я наконец становлюсь самостоятельным.

Сегодня мы отправились в большой поход по магазинам. Папа уехал куда-то на машине, так что нам пришлось идти пешком. Почти всю дорогу туда я прошел сам, поэтому на обратном пути залез передохнуть в коляску.

Она повесила на ручку коляски тяжелые пакеты с покупками и покатила меня домой. Бедняжке пришлось нелегко — на нынешний день я вешу уже порядочно, а тут еще и покупки…

Изнемогая, Она присела отдохнуть на скамейку. И тут наступило мое время. Я быстренько выскочил из коляски, и мои расчеты, как всегда, оправдались — без меня в качестве противовеса коляска перевернулась, и все Ее пакеты грохнулись на землю.

Потери противника: восемь яиц, из десятка и — что приятнее всего — Его бутылка виски. Еще одна!

Очень удачно. Надо будет повторить.

День 23

Мне пришло в голову, что я слишком неразборчив в еде. Поэтому сегодня отказывался от всего, кроме кукурузных хлопьев и мандаринов. Вечером Джаггернаут рассказала об этом мамочке, отчего та пришла в сильное волнение.

Отлично. Значит, Она все еще беспокоится о моей диете.

День 24

За обедом ел только хлопья и мандарины. Вечером мамочка пять часов готовила для меня разные аппетитные и изысканные кушанья, но я к ним даже не притронулся. В конце концов Она сдалась и поставила передо мной блюдо с мандаринами и хлопья.

День 25

Придерживаюсь прежней диеты. Она уже сходит с ума. А я, честно говоря, начинаю жалеть, что не выбрал шоколадный пудинг и бананы. Мандарины и хлопья мне порядком поднадоели.

День 26

Большой успех. Она так страшно обеспокоена, что даже не пошла на работу. Вместо этого мы отправились к врачу. Трагическим голосом Она объявила, что вот уже три дня я ем только мандарины и кукурузные хлопья.

Я ждал диагноза затаив дыхание. Что пропишет доктор? Надо ли делать анализы? Или мы сразу на скорой помощи поедем в больницу на обследование?

Ничего подобного.

— Должно быть, — сказал доктор, — сейчас организму вашего ребенка требуются только хлопья и мандарины. А теперь, если позволите, я займусь действительно больными детьми.

Что и говорить, нынешние доктора такие невнимательные!

День 27

Изо всех сил старался есть мандарины и хлопья, но боюсь, скоро не выдержу. Да и зачем себя насиловать, если это все равно никого не волнует? Тем более что я вдруг почувствовал вкус к рыбным палочкам и плавленому сыру.

День 28

Вот что я вам скажу: моя мать — жертва рекламы. Достаточно Ей один раз взглянуть на экран — и Она тут же загорается желанием немедленно приобрести рекламируемый продукт.

Вот и сегодня вечером показывали ролик, который привел мамочку в восторг. Дело в том, что эта реклама непосредственным образом связана со священным горшком. Мамочка уже собралась было бежать в магазин, но вспомнила, что время позднее и магазины давно закрыты.

Штанишки для начинающих — вот как называется хваленое чудо. Это нечто среднее между памперсами и бриджами. Главная идея такова: ребенок в таких штанах непременно должен чувствовать себя взрослым и умным, потому что может самостоятельно СНИМАТЬ ИХ И НАДЕВАТЬ! Ух?

Да, ничего не могу сказать, создатели этого необыкновенного изобретения продемонстрировали отличное знание психологии родителей и их потребностей, но что касается ребенка… Душу ребенка они постичь не смогли. И вот почему.

а) В моем возрасте ребенок без особого энтузиазма относится к идее ношения бриджей. б) Вместе с тем любой здравомыслящий ребенок, без сомнения, не преминет воспользоваться уникальной возможностью СНЯТЬ И НАДЕТЬ штаны. И разумеется, по мере возникновения физиологических ощущений он СНИМЕТ штаны, но не раньше чем убедится, что стоит на самом лучшем и дорогом ковре в гостиной.

День 29

Ну конечно! Прямо с утра Она кинулась в магазин и купила хваленые штаны. И при очередном переодевании обратилась ко мне со следующей речью.

— Вот, зайчик, — сказала Она. — Теперь мы большие, взрослые дети, и больше не будем носить подгузник. Смотри. — Она продемонстрировала мне обновку. — Теперь мы будем носить настоящие брюки, такие же, как у мамы и папы.

Неужели Она и в самом деле думает, что я могу поверить, будто взрослые ходят в коротких штанах с прорезиненной ластовицей?

В общем, так или иначе. Она облачила меня в эти штаны. И сразу стащила их вниз. Потом снова надела. Потом снова стащила.

— Вверх-вниз, вверх-вниз, легко и весело… Так делают все взрослые, — комментировала Она.

Но эта откровенная непристойность скоро Ей надоела, и, легонько шлепнув меня по заднице, Она сказала:

— Ну вот. В следующий раз, когда захочешь пи-пи или а-а, ты просто снимешь штанишки и возьмешь горшочек… Хорошо, зайчик?

Что ж. Ее просьбу я выполнил — правда наполовину. В следующий раз, когда мне захотелось облегчиться, я, как Она и велела, снял штаны. Но горшок не стал брать. Вместо этого я отыскал теплое уютное местечко за диваном возле батареи.

Так получилось, что на этот раз я сделал а-а.

Двадцать первый месяц

День 1

Сегодня мне подарили новую игрушку — маленький красный пластмассовый телефон с пронумерованными кнопочками.

— Смотри, — сказала мамочка. — Теперь ты можешь позвонить всем своим друзьям — например маме или папе.

За кого Она, интересно, меня принимает? Я сразу заметил, что у этого телефона нет проводов и он никуда не подсоединятся. Кроме того, когда снимаешь трубку, там нет гудка.

Вечером Она рассказала папочке про новую игрушку, и снова в разговоре мелькнуло сакраментальное слово развивающая. Теперь-то я уж точно буду за версту обходить это бесполезное приспособление.

День 2

— Ты уже звонил по телефону друзьям? — спросила Она вечером. — Позвони, порадуй мамочку.

Ну ладно. Если уж Ей хочется, я, так и быть, позвоню.

День 3

Вскоре после того, как Она ушла на работу, а Джаггернаут отправилась скармливать стиральной машине половину дневной порции моего белья, я приступил к выполнению мамочкиной просьбы.

Но только не при помощи моего бессмысленного красного пустозвона. Конечно, нет. Я воспользовался настоящим взрослым телефоном, тем более что не раз видел, как это делается. Надо просто снять трубку и нажать несколько кнопок.

Правда, с первых попыток ничего не получилось. Я несколько раз набирал разные номера, но в ответ доносились только короткие гудки.

Но в конце концов я добился успеха и дозвонился куда-то. По крайней мере, на том конце провода кто-то отозвался, и голос вроде бы говорил по-английски. Я попытался было начать пристойную беседу и перечислил все известные мне слова, но ответа не дождался. Скоро мне стало скучно, потому что голос в трубке все время повторял одни и те же фразы. Я оставил трубку лежать рядом с телефоном и отправился по своим делам — пробовать на коте новые акварельные краски.

Мама вернулась с работы, недоумевая: что такое с телефоном? Она, мол, несколько раз пыталась дозвониться домой, но все время было занято. Она обнаружила, что трубка снята, взяла ее и прислушалась. О Боже, что тут началось! Она плакала, рыдала и кричала Джаггернаут, чтобы та никогда, никогда не смела подпускать меня к телефону. А когда вернулся папа, истерика повторилась с новой силой. И Она все время повторяла, что теперь пропал их летний отдых, не на что будет даже купить билет.

И конечно, никто не удосужился меня похвалить. По-моему, для ребенка моего возраста это просто блестящее достижение… Надо же, дозвониться до австралийской службы точного времени!

День 8

Утром я пересчитал слова, которые на сегодняшний день могу произнести.

На прошлое Рождество я произнес первое, довольно оригинальное слово — иба. То есть я хотел сказать рыба, потому что папа получил в подарок новую удочку. Но все вокруг решили, что я собирался сказать спасибо.

Теперь-то я точно могу сказать спасибо. Правда, нечасто это делаю.

Потом очень быстро я выучился любимому слову нет! и почти следом за ним — еще. Мама я тоже умею говорить, и, если пребываю в добродушном настроении, пожалуй, снисхожу до того, чтобы назвать папу папой. Что же касается Джаггернаут… Ну что ж, пока я не научился произносить это сложное слово, она для меня всегда будет бухом.

Еще я умею говорить дя. К сожалению, твердое д пока что не совсем получается. Ну и ладно, все равно это слово редко мне требуется. Нет практически всегда больше подходит к любой ситуации,

Потом идут попа, кака и а-а — правда, мои родители до сих пор считают, что в эти три слова я вкладываю одинаковое значение.

Ну и остальные: дай, н'ака, кот, мне, пока и бяка.

Итак, сколько всего… Ага, шестнадцать слов. Ну что ж, для моего возраста вполне достаточно.

День 13

Но я уже не ограничиваюсь отдельными словами. Когда есть настроение, я складываю их в небольшие словосочетания и даже предложения. Например, Дай маму!, Еще а-а и так далее.

Правда, пока что я не пробовал сложить все эти слова в одно большое предложение. Интересно, что получится? Ну-ка, подумаем…

Стало быть, примерно так:

— Дя, мама, папина иба, нет каки бяки бух, дай мне еще н'а и а-а, спасибо, попа, пока, кот.

Н-да… Пожалуй, с ораторским искусством придется подождать.

День 16

Скажу честно: я стал фанатом этой детской передачи. Поначалу мне казалось, что это жуткая чепуха. Впрочем, она чепухой и осталась, но к чепухе этой я ужасно привязался. Если пропускаю хотя бы одну серию, то потом весь день не нахожу себе места и устраиваю домашним настоящий ад.

Мама уверяет друзей и знакомых, что внимательно следит за тем, какие передачи я смотрю, и старается, чтобы я сидел перед экраном не слишком долго. Это чистейшей воды вранье. На самом деле Ей абсолютно все равно, что там мельтешит передо мной на экране, лишь бы только самой избавиться от меня на часок-дру-гой-третий.

Говорят, что телевидение размягчает мозги. Так что, если я стану бессмысленным придурком, не надо будет долго искать виновника.

День 17

Я научился включать и выключать телевизор и переключать программы, хотя последнее получается у меня еще не совсем профессионально. То есть переключать-то я их переключаю, только вот непонятно куда и почему. Но вообще говоря, пульт я освоил уже неплохо. С ним я проделываю три излюбленных фокуса. Во-первых, вынимаю батарейки и прячу их в какое-нибудь тихое, безопасное место — вроде стиральной машины. Просто, но очень эффектно — родители прямо на стенку лезут. Во-вторых, прячу его. Пропажа пульта способна довести папу с мамой до полного отчаяния. Много мест я уже перепробовал. Например, засунуть его в корзинку кота под старое рваное одеяло… Но лучше и надежней всего — закопать в песочнице. По возможности, и это очень важный момент, припрятывая пульт, надо выбирать места погрязнее. Когда родители наконец находят его, он весь вымазан землей, глиной или чем-нибудь даже поинтереснее. И вообще браться за пульт лучше всего липкими руками, когда ешь что-нибудь сладкое или вязкое.

И третий, самый замечательный фокус: переключить программу, когда папа смотрит футбол. Представьте себе: самый решительный момент матча, вот нападающий остался один на один с вратарем… Ловкое и быстрое нажатие кнопки — и непередаваемое выражение боли и ярости на лице бедного папочки. Да, ни с чем не сравнимое удовольствие.

День 19

Воскресенье. Теперь я сам могу выбраться из кроватки, спуститься вниз по лестнице и включить телевизор. Так я поступаю каждое воскресенье, и папа с мамой почему-то очень довольны, хотя другие проявления самостоятельности они встречают обычно с меньшим энтузиазмом.

Я долго не мог понять, откуда такая избирательность, но сегодня меня вдруг осенило. В воскресное утро они специально стараются удалить меня и нейтрализовать, потому что сами хотят немножко полежать в кровати. Лентяи и лежебоки! Но это бы еще полбеды. Я уверен, они не просто так лежат. Они наверняка предаются плотским утехам.

Боже, какая мерзость!

Как только я это понял, я быстренько забрался по лестнице наверх и тихонько прокрался в их спальню… Если б вы видели, с какой космической скоростью они отпрянули друг от друга!

День 21

Сказал новое слово. Вечером после работы Она, как обычно, собралась приготовить мне питье.

— Ну, что мы возьмем, чтобы сделать сок? — спросила Она. — Апельсин? Или лимон?

— Лином, — ответил я. Не знаю, почему Она так развеселилась.

День 27

Папа пришел с работы и, как всегда, первым делом налил себе изрядную порцию виски. Я радостно потянулся к Его стакану.

— Мне! Мне! — запищал я, зная, как развлекают родителей подобные бесхитростные трюки.

— Ну надо же, ребенок тоже хочет виски! — захихикал папаша.

Честное слово, их так легко развеселить!

Мама решила поддержать игру и достала с полки еще один стакан.

— Для тебя у нас тоже есть виски, — с деланной серьезностью провозгласила Она и вышла на кухню.

Вернулась Она с лимонным соком. Я потянулся, чтобы взять стакан, но Она не разжала руку. Не хотела рисковать настоящим стеклянным стаканом для виски. Вот пластмассовый поильничек — другое дело. Его не жалко. Ну да ладно.

Я взглянул на папашу. Он отпил изрядный глоток, после чего довольно причмокнул губами.

Я продолжил игру. Тоже сделал изрядный глоток и так же причмокнул губами.

Они пришли в восторг. Можно было подумать, что ничего смешнее они не видали в своей серой, безрадостной жизни.

— Ну и что же мы пьем? — лукаво спросила она.

И тут я решил, что игра зашла слишком далеко, и твердым, спокойным голосом произнес:

— Лином.

Это развеселило их еще больше. Чем же они развлекались, интересно, пока меня не было?

День 28

Сегодня Джаггернаут готовила мне сок.

— Ну, что ты хочешь? Апельсин или лимон? — спросила она.

— Лином, — честно ответил я. На нее это тоже произвело впечатление, как и прежде на родителей. Что же это за слово такое — действует наверняка, как старая добрая щекотка?

— Нет, — отсмеявшись, сказала нянюшка. — Надо говорить: Лимон. Ты понял?

— Лимон, — послушно повторил я. Вечером я встретил мамочку ледяным взглядом. Джаггернаут рассказала Ей, как было дело.

— Но не беспокойтесь, — уверила она. — В конце концов он сказал правильно.

— Да? — В мамином голосе звучало явное разочарование. — А мне нравилось, когда он говорил лином.

Это хорошо. Если я перестану делать в словах ошибки, мамочка будет знать, кого винить.

Двадцать второй месяц

День 4

Проснулся около шести утра. Радостно лопоча, лежал и придумывал, чему посвятить эти ранние утренние часы.

Поскольку стенки кроватки для меня уже не преграда, я могу идти куда хочу и заниматься чем пожелаю. Что бы сделать сегодня? Может, отправиться в кухню, открыть холодильник и размазать по полу йогурт? Или пойти в гостиную и попытаться вставить в плейер печенье с кремом вместо компакт-диска?

Но в конце концов я решил посетить спальню родителей. Они крепко спали, а между ними на одеяле уютно свернулся кот. Ничего себе! Помнится, они всячески препятствовали моему присутствию — даже недолгому — в супружеской кровати. И вот пожалуйста: это вонючее чудовище запросто дрыхнет вместе с ними всю ночь напролет.

Я быстро избавился от кота старым, проверенным способом: что есть силы дернул его за хвост. Наученное горьким опытом животное кинулось наутек, только где-то вдалеке хлопнула его дверца. И тогда я влез на кровать и протиснулся под одеяло между родителями. Ах, до чего тепло и уютно!

День 5

Проснулся в три. Хотел было для порядка закричать, но тут же сообразил, что теперь это ни к чему. Я выбрался из кроватки, направился прямиком в родительскую спальню и лег на прежнее место между ними.

Надеюсь, теперь так будет всегда.

День 6

Эти проявления независимости порядком утомили родителей. Моя самостоятельность очень успешно тревожит их сон. Просто удивительно, сколько места в кровати может занять знающий себе цену ребенок.

Мои опыты в этой области оформились даже в своего рода таблицу:

—асть площади кровати. занимаемая телом (в процентах) —асть площади

одеяла (в процентах)

Средний взрослый человек 17% 50%

Кот 56% 37%

Маленький негодник 184% 100%

День 7

— Нет смысла с этим бороться, — сказала мама папе сегодня утром. (Меня всегда радовало такое начало разговора.) — Просто он уже вырос из своей кроватки, он хочет спать, как взрослые. Пора поставить ему настоящую кровать, и тогда он перестанет являться к нам среди ночи.

Ну что ж, на пятьдесят процентов Она права.

День 11

Я вдруг вспомнил, что уже давно ничем не болел. Поэтому я решил как следует поднапрячься, и к вечеру на руках и на груди у меня выступила вполне удовлетворительная сыпь. Этого было достаточно, чтобы Она в панике бросилась к своим книгам по уходу за детьми и весь вечер просидела на полу в гостиной, изучая иллюстрации и сравнивая их с моей сыпью.

Выяснилось, что сыпь у меня недостаточно красная для краснухи и недостаточно пупырчатая для ветрянки. И мамочка ужасно разволновалась. Наверное, решила Она, я страдаю какой-то страшной, неизлечимой и неизвестной современной науке болезнью.

День 12

К сожалению, утром от таинственной сыпи не осталось и следа. Придется подхватить простуду, решил я. Конечно, я и раньше простужался, но это все было несерьезно — так, небольшие насморки. А вот настоящим, тяжелым, изнуряющим гриппом или на худой конец ангиной мне еще не приходилось болеть.

Но я даже рад, что так получилось, потому что раньше я не умел передвигаться, а теперь умею. Маме или папе очень просто наклониться к лежащему или сидящему ребенку и вытереть сопли, но задача становится значительно сложнее, если ребенок волен носиться по всему дому в поисках поверхности, по которой можно эти сопли размазать.

Я начал действовать еще во время дежурства Джаггернаут. Волевым усилием я вызвал у себя небольшой насморк. Сопли текли из носа прямо в рот, который я специально все время держал полуоткрытым, чтобы они могли перемешиваться со слюнями и потом беспрепятственно стекать по подбородку на грудь и, следовательно, на одежду. Правда, Джаггернаут мигом это раскусила и быстренько подвязала мне махровый слюнявчик. Какая жалость!

— Он немножко рассопливился, — сказала она вечером мамочке. — Весь день нос мокрый.

— Но ничего серьезного, вы думаете? — разволновалась мама. Когда речь идет о моем здоровье. Она прямо-таки сходит с ума. — Сыпь больше не выступала?

— Нет, у него обычная простуда, — ответила Джаггернаут уже в прихожей, облачаясь в новое пальто с меховым воротником.

И тут на меня накатил приступ любви к человечеству. Джаггернаут, памятуя о сложившихся у нас отношениях, была более чем удивлена: я бросился ей на шею и принялся покрывать мощные щеки и плечи жаркими и слюнявыми поцелуями. Меховой воротник, щедро вымазанный соплями, выглядел просто очаровательно.

Еле сдерживаясь, Джаггернаут поспешно удалилась, и я переключился на мамочку — Она была в строгом черном деловом костюме. После моих бурных объятий он мог служить наглядным пособием по размазыванию соплей. Я с гордостью глядел на свою работу. Маму же обуревали противоречивые чувства. С одной стороны, ярость из-за испорченного костюма, с другой — сострадание к больному ребенку и восхищение, что он держится молодцом, несмотря на болезнь. В конце концов сострадание перевесило. Она взяла себя в руки и отправилась на кухню готовить мне ужин.

Ужин меня ждал такой: пюре из мяса, картошки и бобов, а на десерт — тертое яблоко и йогурт. На редкость удачное меню, потому что все эти протертые блюда по внешнему виду абсолютно неотличимы от соплей. Таким образом, все, что текло у меня из носа и изо рта, смешивалось в однородную липкую кашу, которую я ловко размазывал по своей одежде, по стулу и столу, а также по матери, когда Она оказывалась в досягаемости.

После ужина Она искупала меня и вытерла полотенцем, которое я походя тоже вымазал соплями. И вот тут я решил, что уже хватит держаться молодцом, и начал хныкать.

А уж ныть и хныкать я умею. Главное, нужно найти подходящую заунывно-пронзительную ноту и постараться тянуть ее, сколько возможно. Я страдал очень убедительно. Отчаянно цеплялся за маму в надежде, что Она не выдержит и даст мне грудь, но тут уж Она была непреклонна. Да чтобы Ее белоснежная грудь вся покрылась струпьями из засохших соплей… Ни за что на свете! Она уложила меня в кровать, и я взял еще более душераздирающую ноту, а кроме того, внес в нытье усовершенствование — между всхлипываниями я коротко, хрипло втягивал в себя воздух, чтобы создать впечатление, что не могу дышать.

Это подействовало на Нее должным образом: Она страшно взволновалась. Ну и конечно, всю ночь не могла сомкнуть глаз — боялась, что я умру от удушья.

А вот я зато спал без задних ног.

День 13

Утром вся моя пижама, одеяло и простыня с подушкой были подернуты ровным и липким слоем чуть подсохших соплей. Я вылез из кроватки, проследовал в супружескую спальню и забрался к родителям в постель, в результате чего их простыни, подушки, одеяла, пижамы и частично тела тоже покрылись ровным и липким слоем свежих соплей.

Весь день мой нос работал, как заправская бетономешалка.

Кроме того, я изобрел новый фокус. Выглядит он так: с громким фырканьем выстреливаешь из ноздри длинную-длинную соплю, одновременно резко мотаешь головой — и сопля летит по комнате дугообразно, подобно хлещущему кнуту.

Весь день я отрабатывал этот трюк, и к маминому возвращению уже умел одним движением посылать сопли прямо на джинсы Джаггернаут с расстояния двух метров. Неплохо, правда?

Мама принесла с собой пластиковый пакет на плечиках. Ясное дело, это черный костюм вернулся из химчистки. Я впился в него вожделеющим взглядом — прямо-таки жаждал поскорее употребить его по назначению… В качестве мишени для метания соплей.

Чтобы избежать очередного припадка любви с моей стороны, Джаггернаут постаралась смыться как можно быстрее, бормоча, что хочет поскорее добраться до дому, потому как ей что-то сильно нездоровится.

Мама покормила меня, выкупала, положила в кровать и обратилась ко мне с серьезной и проникновенной речью.

— Понимаешь, — сказала Она, — завтра утром у меня очень важная деловая встреча, и сейчас я должна подготовиться к ней и как следует поработать. Поэтому, пожалуйста, не мучай меня сегодня… Ты ведь будешь хорошим мальчиком и заснешь спокойно, да, зайчик?

Ей-богу, ты как будто вчера со мной познакомилась, мамочка. Неужели ты еще не поняла, что не стоит испытывать судьбу и задавать мне провокационные вопросы?

День 14

Я спал очень хорошо и проснулся, услыхав, что Она как раз встает с кровати. Определенно, Она собиралась воспользоваться моментом и подготовиться к своей деловой встрече, потому что вчера, разумеется, Ей этого сделать не удалось.

Выбора не было. Пришлось заводить нытье, пускаться в слезы и разыгрывать приступы удушья. Естественно, ни о какой подготовке не могло быть и речи.

Папа тоже иногда бывает не дурак. Поэтому Он постарался уйти на работу пораньше. Не оглядываясь. Он пожелал Ей удачной встречи и быстро выбежал вон. Так что Он не видел, как мама, поджидая Джаггернаут, яростно мечется из угла в угол в своем свежевычищенном черном костюме. И звонка Джаггернаут Он тоже не слышал… Старушка объяснила, что заразилась от меня и сегодня не придет… И как мама кричала на нее по телефону, и как потом по телефону же лебезила перед своим начальником и униженно извинялась, что не сможет прийти на эту важную деловую встречу. Все этот папочка пропустил… И только вечером Он смог увидеть Ее черный костюм, который как будто побывал на фабрике по производству клея.

День 15

Мне гораздо лучше — по правде говоря, плохо-то мне и не было. Но я не подаю виду.

Нет. Я по-прежнему ною и страдаю. К сожалению, сопли начали подсыхать, однако я постараюсь как можно дольше имитировать насморк с помощью слюней и бананового пюре.

Джаггернаут все еще больна. Моя легкая простуда в ее случае превратилась в затяжную и тяжелую форму гриппа. Таким образом, маме опять пришлось остаться дома. Несколько раз Ей звонил разгневанный начальник, и Она, оправдываясь, объясняла, что это исключительный случай, а вообще Она готова на все, на любую срочную работу; что нет. Она вовсе не сиделка при ребенке, наоборот. Она каждую минуту старается посвятить делу… Да, Она явно живет в придуманном мире.

Ко времени вечернего купания вид у Нее был довольно неважный. Она едва дотянула до папиного прихода и, как только Он вошел, рухнула в постель со словами, что у Нее ужасно болит голова и все тело.

Папе ничего не оставалось делать. Ему пришлось всю ночь возиться с моим нытьем и припадками удушья. Уж ради Него я постарался на всю катушку.

День 18

Мама не может подняться. И шевельнуться тоже. У Нее тяжелейший грипп. Джаггернаут тоже лежит в лежку, так что папе пришлось остаться дома, чтобы приглядывать за мной.

Он позвонил на работу, чтобы сообщить об этом начальству, и, как мне показалось, получил серьезный нагоняй. Его начальник, оказывается, человек старой закалки, и концепция современного мужчины ему глубоко чужда.

Я чихал, кашлял, ныл и, насколько это возможно, старался распускать сопли. К вечеру папочка падал с ног от усталости, кроме того, ему стало сильно нездоровиться.

С милостью победителя в эту ночь я позволил им поспать.

День 20

Теперь Он лежит в лежку. Отлично: трех я уже свалил.

Присматривать за мной приехала Ее мамаша. Насморк у меня совсем кончился, но я изо всех сил кашляю, чихаю, ною и липну ко взрослым.

Папа убежден, что Ее мамаша меня избалует и испортит. Это чистая правда — в ее присутствии я веду себя еще хуже, чем обычно.

Ее мамаша убеждена, что Он слишком серьезно относится к своей болезни и привлекает к себе слишком много внимания. И вообще, говорит она, давно известно, что мужчины не умеют болеть.

Кстати говоря, к вечеру и ей стало сильно нездоровиться.

День 21

Ее мамаша не смогла прийти — у нее грипп. Как и у Него. Как и у Нее. И Джаггернаут звонила сказать, что все еще не поправилась.

Поэтому сегодня присматривать за мной явилась Его мамаша. Моя мама убеждена, что свекровь меня испортит. Само собой, это чистая правда. А Его мамаша, в свою очередь, убеждена, что моя мать относится к болезни отца без должного сострадания. Он ведь всепа был такой болезненный и ранимый, говорит она. Кроме того, она не слишком высокого мнения о чистоте и порядке в нашей кухне.

Нечего и говорить, что к вечеру ей тоже сильно занездоровилось.

День 22

Его мамаша не смогла прийти, потому что заболела гриппом. Так же, как Он. И как Она.

Между тем Джаггернаут пошла на поправку. Поэтому сегодня она явилась на дежурство. К вечеру, правда, она снова несколько ослабла и домой отправилась, шатаясь.

Что же касается меня, то я чувствую себя превосходно. От болезни не осталось и следа.

Но знаете что? Я думаю, в ближайшее время все-таки возможен небольшой рецидив.

Двадцать третий месяц

Дни 12-14

Да уж, в эти выходные на мою долю выпала уйма полезного времяпрепровождения. Мои родители вконец обнаглели и на два дня отправились пожить в гостиницу. Это будет второй медовый месяц, — хихикали они. Мало того. Меня, как собаку, они отправили к Ее мамаше.

— Не беспокойтесь насчет малыша, — уверила их старушка. — Я думаю, у нас с ним все будет хорошо.

Да, теперь я понимаю, от кого моя мамочка унаследовала эту наивную легкомысленность.

День 15

Ее мамаша отбыла в санаторий поправлять здоровье после нашего совместного уик-энда.

День 20

Суббота. На сегодняшний день я уже довольно прилично умею передвигаться — вперед, назад, вбок; умею разворачиваться на сто восемьдесят градусов, контролировать скорость передвижения. Кроме того, я научился резко тормозить.

Словом, ходить я умею прекрасно, совсем как взрослый. Но не будем забегать вперед. Я пока что ребенок, поэтому предпочитаю ковылять, более того, для меня это вопрос чести, потому что ковыляние, если отнестись к нему серьезно, может стать одним из основных способов действовать родителям на нервы. Как и всякое проявление самостоятельности, ковыляние вызывает у них противоречивые чувства. С одной стороны, это восхищение успехами ребенка и естественное желание помочь ему развиваться, а с другой — дикая ярость, что ребенок двигается так медленно.

Возьмем, к примеру, сегодняшний день. Кстати говоря, любому маленькому негоднику полезно будет прочитать эти строки, чтобы усвоить, как лучше и эффективней Действовать На Нервы родителям (сокращенно ДНН).

Настоящему специалисту по ДНН в его практике могут быть чрезвычайно полезны некоторые простейшие выражения. Я сам! — одно из самых важных. Покажи! и н'ака тоже годятся. На ручки — очень действенное высказывание, особенно если сопроводить его жалобно протянутыми ручонками и дрожащей нижней губой.

Ну и, как всегда в общении с родителями, не упускайте случая повторить самое главное слово — Нет!.

Сегодня суббота, и папа с мамой честно решили посвятить день мне и провести его в лучших традициях полезного времяпрепровождения.

— Мы пройдемся по магазинам, — сказала мама, — а потом поедем в парк и покормим уток. Тебе же нравятся утки, да, зайчик?

Я сообразил, что не стоит начинать день с противостояния и спешить с любимым словом Нет!, поэтому добродушно ответил:

— Уйки, уйки.

Естественно, я мог бы без труда правильно сказать: утки, но вспомнил, что, когда я так мило коверкаю слова, родители приходят в телячий восторг, и подумал, что с моей стороны будет невежливо так сразу их разочаровывать.

День стоял холодный, поэтому сегодняшнее полезное времяпрепровождение началось с закутывания меня в несколько слоев теплой одежды: штук пять свитеров, куртка на молнии, шапка, шарф, перчатки и так далее. Некоторые из этих предметов я способен надеть сам, вот почему я никогда не упускаю возможности требовательно и обиженно воскликнуть:

Я сам!, — после чего приступаю к обычной в таких случаях тягомотине: засовываю руки в горловину, голову в рукав, ну и так далее.

Это чудесный способ ДНН. При его применении действование на нервы может растянуться до бесконечности. Мысль о том, что ребенок будет одеваться сам, обычно так завораживает родителей, что они, хоть и стиснув зубы и задыхаясь от ярости, но все же постараются терпеть вашу бессмысленную и безобразную возню с одеждой, покуда у них совсем не сдадут нервы.

Первым не выдержал отец. Ничего удивительного, по выходным Он почти всегда ужасно нервничает.

— Послушай, мы когда-нибудь выйдем или нет? — язвительно спросил Он.

— Выйдем, когда ребенок будет одет, — спокойно ответила Она.

— Так одень же его, черт подери!

— Он хочет одеться сам.

— О Господи!

Но вот я уже почти оделся, и мама наклонилась, чтобы застегнуть мне молнию на куртке. Я упрямо метнулся в сторону с криком:

— Я сам!

Этого даже Она не стерпела. Слишком часто и подолгу Ей приходилось наблюдать за моей бесполезной борьбой с молниями.

— Ну нет! — взорвалась Она. — Я сама!

Первым моим побуждением было устроить припадок праведного гнева, но я заставил себя сдержать чувства. Главный принцип и основное правило ДНН — заставить родителей верить, что ты хочешь им помочь и действуешь из добрых чувств.

Наконец мы вышли из дома и направились к машине. Усаженный в свое сиденье, я немедленно схватил пристяжные ремни и громко объявил:

— Я сам!

— О Боже, нет! — простонал папочка. — Так мы уж точно весь день просидим в машине!

И Он с молниеносной быстротой затянул на мне ремни, так что я стал похож на филе индейки в сеточке.

Мы отправились за покупками в огромный пассаж с рядами магазинчиков и киосков по обе стороны и бесконечным потоком людей посередине. Словом, самое подходящее место для практикования ДНН.

Не стану углубляться в детали, а просто представлю вам некоторые способы ДНН, которые я обдумал уже давно, а сегодня применил на деле.

Путанье под ногами

Лучше всего начинать рядом с родителями. Если вас ведут за руку, постарайтесь, по возможности, высвободить ее, чтобы расширить простор для деятельности. В этом вам поможет настойчивое повторение словосочетания Я сам!. Взрослые обычно подпадают под очарование вашей самостоятельности и отпускают вашу руку. Кроме того, все книги по уходу за детьми не советуют препятствовать ребенку в проявлении инициативы, так как это может помешать правильному развитию его психики.

И вот вы свободны. Далее начинайте двигаться своим путем — естественно, все время наперерез родителям, — и при этом ненавязчиво, но неуклонно замедляйте шаг. Само собой, они будут вынуждены все время лавировать, чтобы не споткнуться о вас. Именно в это время нужно вспомнить об умении резко тормозить и останавливаться. По возможности разнообразьте технику. И не забывайте: резко останавливаться и застывать столбом необходимо непосредственно перед ногами родителей. Это способно довести их до бешенства. А повторение приема несколько раз в течение пяти минут превращает отца и мать в задыхающихся, бессловесных кретинов.

Но помните: главное — это дружелюбие и благожелательность. Милые улыбки, лепет и радостное удовлетворение собственным поведением обычно очень успешно подливают масла в огонь.

Плетенье в хвосте

Плестись в хвосте — почти такой же прекрасный способ ДНН, как и путаться под ногами. Начните с бодрого, быстрого шага, каким ходят взрослые, а потом постепенно замедляйте движение. Просто удивительно, как мало времени требуется, чтобы отстать от родителей едва ли не на километр.

Главное — не останавливаться, иначе вас наверняка схватят и потащат или же водворят в коляску. Надо неуклонно двигаться вперед, медленно, с честной улыбкой, выражающей старание и трудолюбие.

В случае, если родители попытаются на вас закричать, следует разразиться бурными, обиженными рыданиями — лучше всего, если поблизости в это время окажется какая-нибудь сердобольная старушка.

Убегание

Эта техника особенно эффективна в толпе. Бежать можно из любого положения, где бы вы ни находились, — спереди, сзади или сбоку от родителей. В любом случае даже самые сдержанные взрослые впадают в безумную панику.

Главное — бежать нужно в направлении, противоположном движению родителей, и очень быстро, чтобы успеть оказаться в недосягаемости их взглядов прежде, чем они заметят ваше отсутствие. После чего можно замедлить ход и даже остановиться.

А останавливаться лучше всего возле какого-нибудь заранее намеченного предмета. При этом вы должны смотреть на этот предмет влюбленными глазами, как на самую прекрасную вещь в мире. И когда бьющиеся в истерике предки наконец обнаружат вас, к примеру, у витрины магазина игрушек, вы радостно укажете на страшенного розового бегемота и захлебывающимся от счастья голосом проговорите:

— Н'ака!

В подобные минуты родителей обычно прямо-таки раздирают сложные, противоречивые чувства к собственному ребенку.

Ковыляние с коляской

Все вышеперечисленные упражнения можно также выполнять с коляской. Таким образом ваши действия становятся еще разрушительнее.

Допустим, вас вытащили из коляски и поставили на землю. Открыто намекните, что вы хотели бы сами везти коляску.

Возможно, вы встретите сопротивление со стороны родителей. Не отчаивайтесь и твердо стойте на своем. В такой ситуации можно даже разыграть приступ праведного гнева.

И вот коляска отвоевана. Теперь можете начинать пользоваться уже изложенными способами ДНН. Помните, что даже в руках взрослого, как бы он ни был ловок, она остается чрезвычайно неустойчивым предметом — равно как и тележка в магазине. Что уж тогда говорить о ребенке… Ребенок с коляской — это реальная угроза для уличного и пешеходного движения.

Возьмите на заметку. Маневрируя с коляской в толпе, старайтесь выбирать правильные субъекты для наезда, как-то: очень маленькие и шаткие дети, домашние животные, пожилые люди и дряхлые старики.

Помните: страшная неустойчивость коляски — это ее большое преимущество! Если вам нужно затормозить, создать сложную дорожную ситуацию или просто привлечь общественное внимание, достаточно всего лишь, не выпуская ручку коляски, резко плюхнуться задницей на землю. Коляска непременно перевернется. Особенно приятно бывает, когда усталая мама нагрузит коляску пакетами и свертками. Слово даю: все Ее покупки обязательно вывалятся и грохнутся об землю.

Постромки, или вожжи

Это варварское приспособление создано для того, чтобы наглядно демонстрировать неразрывность связи между матерью и ребенком. Оно может быть старого образца, в виде постромок, а может быть новомодным, наподобие вожжей, от которых тянется что-то вроде телефонных пружиноподобных проводов.

По возможности избегайте этого дьявольского снаряжения. При первой же попытке опутать вас подобными узами кричите, крутитесь, вырывайтесь, брыкайтесь — словом, делайте что угодно, лишь бы доставить мучителям как можно больше неприятностей. Если это не поможет, попытайтесь извернуться так, чтобы все эти ремешки и лямки намотались вам на шею по типу удавки. На такие вещи родители реагируют с молниеносной быстротой. Но если не поможет даже это, все равно не отчаивайтесь. Постарайтесь расслабиться и получить удовольствие. Дело в том, что эти орудия пыток могут даже сослужить вам службу — надо только использовать их по назначению, а именно: как подсобное средство при ДНН.

Запомните один из постулатов опытного маленького негодника:

Сколь веревочка ни вейся, все равно совьется, во что ты сам захочешь.

Поэтому отойдите как можно дальше от родителей, чтобы цепи, которыми вы к ним прикованы, натянулись до предела. Поскольку вы не сильно возвышаетесь над землей, с помощью своих пут вы сможете создать эффект протянутой поперек дороги веревки. И опять же тщательно выбирайте жертву падения: маленькие дети, собачки и — что приятнее всего — те, кому сильно за шестьдесят.

Если же поблизости таковых не имеется, обратите внимание на деревья, фонарные столбы, урны для мусора, статуи… Да мало ли за что можно зацепить веревку! Главное — это живое воображение.

Завершающий аккорд

Но вот вы уже устали играть роль косолапо шагающего разрушителя или же просто устали. Я подскажу вам верный и простой способ выйти из игры.

Надо встать столбом, вытянуть ручонки и закричать:

— На ручки!

Всякие попытки заставить вас идти самостоятельно немедленно пресекайте.

Только помните: всему свое время. Выберите подходящий момент — к примеру, когда обе руки у мамы заняты тяжелыми продуктовыми сумками или когда вы стоите у подножия холма, и домой можно попасть, только поднявшись наверх.

Разумеется, нет смысла проситься на ручки, если на прогулке присутствует коляска, — вас постараются немедленно в нее усадить. В этом случае необходимо принять позу морской звезды (см. Исповедь маленького негодника, с. 133), то есть растопырить руки и ноги и зафиксировать их в этом положении. Таким образом, ваше водружение в коляску становится практически невыполнимой задачей. Но если это все же случилось, не падайте духом и продолжайте практиковать упражнения, как-то: выскальзывание из коляски, выбрасывание за борт варежек, погружение руки в грязную лужу, хватание предметов, движущихся мимо. Такое поведение должно стать вашей привычкой, а привычка, как известно, — вторая натура.

Несколько слов в заключение

Хотя я и говорил только о родителях, столь же успешно вы можете проделывать наши маленькие трюки с нянюшкой, гувернанткой, бабушкой, дедушкой и так далее.

И еще: все вышеизложенные способы ДНН лучше всего практиковать в больших, многолюдных магазинах.

Вот примерно так я и вел себя сегодня утром. Из магазина родители вышли в тяжелом душевном состоянии, и ехать на пруд к уткам у них уже не было сил. По этому поводу я не стал расстраиваться: утка есть утка, и достаточно один раз на нее посмотреть, чтобы понять, что она из себя представляет.

Но это не помешало мне весь день до самого вечера ныть и жалобно повторять:

Уйки… уйки…

Двадцать четвертый месяц

День 1

Мне так надоели родительские приставания по поводу того, что я должен подружиться с кем-нибудь из этих отвратительных, сопливых маленьких мерзавцев, что я решил сам придумать себе друга.

Я даже придумал ему имя — Ванюшка, вот только не знаю, мальчик это будет или девочка.

День 4

Суббота. Сегодня я наконец представлю своего Ванюшку застывшей в ожидании публике. Или, на худой конец, хотя бы моей мамаше.

Я тщательно продумал обстоятельства первого Ванюшкиного появления. У мамы как раз случился очередной припадок беспокойства по поводу приучения к горшку и штанишкам для начинающих, поэтому я выбрал подходящий момент и шикарно пописал на кухне.

Короткое лирическое отступление: наилучшие места для тайного пи-пи.

Где лучше всего пописать? Это сложный вопрос, и ответ на него зависит целиком от вас: какой именно эффект или, вернее, дефект, хотели бы вы произвести? Лужу на гладком кухонном полу обнаружат гораздо быстрее, чем на пушистом ковре в гостиной. Впрочем, это отчасти зависит от цвета ковра.

Недостатки писанья на гладкий, блестящий пол таковы:

а) ваши писи могут перепутать с какой-либо другой жидкостью,

б) лужу на таком полу очень легко заметить и устранить. С другой стороны, у писанья на ковер тоже имеются недостатки, а именно:

а) звук льющейся струи не столь шумен и приятен,

б) в течение некоторого времени вашу лужу могут просто не замечать.

Зато у коврового покрытия имеется и очень большое, ни с чем не сравнимое достоинство: по прошествии некоторого времени эту лужу уже невозможно не заметить. Точнее говоря, не учуять.

Возьмите на заметку: лучше всего каждый день писать на одно и то же место облюбованного вами ковра.

Это место надо тщательно выбрать. Лучше всего не на виду, а подальше от глаз, где-нибудь в углу, желательно за диваном. Хорошо бы еще, рядом была батарея — присутствие отопительного прибора поблизости от лужи придаст вашему произведению незабываемый, устойчивый аромат, и примерно через неделю ваши старания будут вознаграждены. О, с каким непередаваемым ужасом и отвращением станут озираться по сторонам гости ваших родителей! Как потешно они начнут зажимать носы! При этом сами родители останутся в блаженном неведении, поскольку большую часть времени проводят дома, и их носы теряют чувствительность к определенному роду запахов.

И не забудьте: все вышеупомянутое можно отнести не только к пи-пи, но и к а-а. Беда только, что а-а родители обычно замечают значительно быстрее, особенно в том случае, если вы собрались построить на ковре очаровательную башенку из собственного дерьма.

Так о чем же я говорил? Ах да, о Ванюшке.

Так вот, я снял штанишки для начинающих и, как только мама отвернулась, преспокойно пописал на кухонный пол. Заслышав знакомое бульканье, Она живо осмотрелась и сразу обнаружила маленькое озерцо.

— О Боже мой, — простонала Она. — Кто же это сделал?

— Ванюшка, — гордо и торжественно провозгласил я.

— Вот именно, — горько кивнула Она. — Самая настоящая вонючка.

Нет, это невыносимо! Никто, никто не понимает бедного ребенка!

День 6

Опять близится Рождество, и опять началась суета. В моей любимой детской передаче только и говорят что о предстоящем празднике. Придурковатые ведущие все, как один, вырядились в костюмы Деда Мороза и даже к так называемой мышке из рулона туалетной бумаги какой-то затейник присобачил веточку остролиста.

Опять же — реклама. Ну, это просто отвратительно. Она как будто специально создана, чтобы воспитывать в ребенке алчность и жажду наживы. Насмотревшись и наслушавшись этой разлагающей информации, всякий уважающий себя ребенок сочтет оскорблением получить подарок, который стоит дешевле чем пятьдесят фунтов.

Хм… Может быть, мне стоит пополнить свой лексический запас некоторыми новыми словами… Сега, например, или Супер Нинтендо?

День 8

Вечером после работы Она выдала мне листок бумаги и коробку карандашей. Я был не против порисовать и некоторое время воодушевленно черкал карандашиком по бумаге. Слава Богу, на этот раз Она не стала талдычить о развивающих играх, а то бы я, конечно, бросил это дело.

Но так или иначе, скоро мне надоело рисовать, и я отшвырнул листок. Она подняла мои каракули бережно и благоговейно, как будто это были, по меньшей мере, рукописи Мертвого моря.

— Ну вот, — сказала Она, — я вижу, мы уже написали письмо Дедушке Морозу, да, зайчик?

Чего-чего?

Затем Она подошла к камину и бросила в огонь мои каляки-маляки.

— Ну что ж, посмотрим, что теперь нам подарит Дедушка Мороз…

Она больна. Не послать ли за доктором?

День 11

Я долго думал, что бы хотел получить в подарок на Рождество, и наконец принял решение. Эту штуку я увидал по телевизору в рекламе. Она называется Супер-Лазер-Мега-Бластер и стоит двести сорок девять фунтов и девяносто девять пенсов.

Вот именно ее мне и нужно.

День 12

Весь день я тренировался — учился произносить Супер-Лазер-Мега-Бластер. Вдруг кто-нибудь спросит: Что тебе подарить? А ответ-то вот он, уже готов.

День 18

Суббота.

— Сегодня нас ждет замечательный сюрприз, — радостно объявила мамочка, одевая меня к завтраку.

Я отнесся к этому заявлению, как всегда, скептически. Тем более оказалось, что мы всего лишь направляемся в магазин. Почти два года я уже живу на свете, и каждую субботу мы обязательно ходим по магазинам. Так что мой скептицизм можно извинить: ничего особенно замечательного я в этом усмотреть не мог.

Мы приехали в уже упоминавшийся пассаж, и я приступил к обычным излюбленным занятиям: путался под ногами у прохожих, сбил с ног пару-тройку пенсионеров, но у мамы, как оказалось, была своя цель.

— Нет, — заявила Она, усаживая меня в коляску, — мы должны поторопиться, иначе придется стоять в очереди. — И Она повезла меня по направлению к лифту.

Мы поднялись на этаж, где продаются игрушки. Я хотел было задержаться у от дела компьютерных игр, но мама не позволила. Вместо этого мы с бешеной скоростью подъехали к некоему подобию тоннеля из гофрированного картона, обклеенного золотыми и серебряными блестками. Возле него выстроилась очередь в кассу, состоящая из озабоченных родителей и недоумевающих детей. Мы (я все еще сидел в коляске) пристроились в хвосте.

Все это было довольно тоскливо, и я заныл.

— Не шуми, — прошептала Она умильно. — Помни: нас ждет большой-большой сюрприз.

Наконец подошла наша очередь. По-моему, Она заплатила неимоверную сумму денег, если учитывать, что взамен Ей ничего не дали. Она высадила меня из коляски, и мы подошли ко входу в тоннель. Вокруг него все так и сияло разноцветными огоньками.

— Ты знаешь, кто нас там ждет? — восторженно спросила Она.

Странный вопрос. Ей-богу, откуда же мне знать?

— Иди туда и увидишь. — И Она легонько подтолкнула меня в спину.

Я ребенок сговорчивый, и поэтому послушно заковылял вперед. Она шла немного позади. Я повернул за угол, и тут моим изумленным глазам предстала чудовищная картина. На высоченном троне восседал омерзительный старик с косматой белой бородой, красноносый, как запойный пьяница, и, злобно щурясь, смотрел прямо на меня.

— Привет-привет, — хрипло прокаркал он. — Ну-ка, иди сюда, садись ко мне на колени…

Как вы думаете, что бы сделал на моем месте любой нормальный ребенок? Естественно, я дико заорал, повернулся на сто восемьдесят градусов и бросился бежать.

Но не тут-то было. Она блокировала мое движение не хуже Сильвестра Сталлоне, обхватила боевым захватом и повлекла к старику, приговаривая:

— Ну пошли, ты же хочешь посмотреть на Деда Мороза?

Даже у меня иногда бывают минуты отчаяния. Мои крики, извивающиеся телодвижения, мой взгляд, полный слез… Все это с кристальной ясностью свидетельствовало о том, что никогда, ни за что на свете я не захочу идти туда и смотреть на этого, с позволения сказать, Деда Мороза. Но Она осталась глуха к голосу разума. Один тычок в спину — и я снова оказался в жуткой пещере перед омерзительным чудовищем, которое все так же хитро и злобно посматривало на меня сквозь клочковатую растительность на лице.

— А теперь ты подойдешь и сядешь к Дедушке Морозу на колени, да, зайчик? — льстивым голосом проворковала Она, подхватила меня и попыталась усадить монстру на колени.

Я бился в Ее руках, пинался и счастлив сообщить, что один раз маленький, но тяжелый ботиночек, нацеленный непосредственно в бороду Деду Морозу, пробился сквозь заросли и основательно грохнул ему в подбородок. Он прямо-таки качнулся назад, и мама сдалась. Она не стала усаживать меня к нему на колени.Ъ

— А теперь, — предложила Она другой выход, — может быть, ты пожмешь Дедушке Морозу руку? (Это мой новый фокус. Не то чтобы я любил раздавать рукопожатия, но родители так непосредственно и по-детски ему радуются, что иногда я позволяю себе доставить им такое удовольствие.)

Косматый дед с выражением притворного добродушия на красном лице протянул мне руку в белой перчатке. И я укусил его за палец. Очень сильно укусил. Он живо отдернул руку.

— Как тебя зовут? — спросил он уже с меньшим добродушием.

Да будь я проклят, если скажу, — подумал я. — Если ему станет известно мое имя, он, не дай Бог, узнает наш адрес, и тогда уж точно доберется до меня.

Но эта предательница все рассказала: и как меня зовут, и где мы живем.

— Чтобы вы смогли прийти и навестить нас в Рождество, — объяснила Она.

Нет, Она точно сумасшедшая. От ужаса я снова заорал.

— Что же тебе подарить на праздник? — пытаясь перекричать меня, рявкнул Дед Мороз. Последние жалкие остатки его добродушия улетучивались с ужасающей быстротой.

Ну уж на этот-то вопрос я, безусловно, мог ответить. Громко и четко я объявил:

— Супер-Лазер-Мега-Бластер!

— О, — сказал Дед Мороз. — Это чрезвычайно интересно.

Он наклонился, поднял с пола у подножия трона пакет в красочной обертке и протянул мне.

Мои слезы мгновенно высохли. Оказывается, общение со странными стариканами в красных одеждах может оказаться и не таким уж отвратительным. Я и представить себе не мог, что заполучить драгоценный Супер-Лазер-Мега-Бластер будет так просто.

— Скажи спасибо, — прошептала мама.

— Спасибо, — послушно кивнул я. Как только мы выбрались из пещеры, я, не медля ни минуты, содрал с пакета многочисленные обертки. Я жаждал встречи с вожделенным Супер-Лазер-Мега-Бластером.

Ну и как вы думаете, дождался? Как же! В чертовом свертке оказалась аляповато раскрашенная корейская машинка. Да еще и без мотора!

День 25

Рождество. Как две капли воды похожее на прошлогодний праздник, так что даже нет смысла рассказывать о нем в деталях.

Конечно, явились дедушки и бабушки. Поначалу они держались подчеркнуто вежливо, но после обеда, под действием пары-тройки коктейлей, языки развязались, и пошел честный и откровенный обмен мнениями — что обе стороны думают друг о друге.

Но тем не менее дело дошло до подарков. Я был страшно раздосадован. Вот уже второй день я настойчиво повторял заветные слова, но никто, никто не догадался подарить мне любезный сердцу Супер-Лазер-Мега-Бластер. Какая обида! В отместку я полностью проигнорировал все подаренные мне предметы, перенервничал, переутомился и под конец ударился в слезы.

Неужели всю оставшуюся жизнь я буду так тоскливо встречать Рождество?

День 27

Последнее время родители как-то странно хихикают и тайком переговариваются. Ясно, они что-то задумали, и, как обычно, ничего доброго мне это не сулит. Будем смотреть в оба!

День 29

Вечером мама задала мне на редкость коварный вопрос.

— Представь: а вдруг у нас появится еще один ребеночек… Как бы ты к этому отнесся?

По-моему, совершенно ясно — как. Я бы отнесся к этому как к отвратительной, глупой шутке, о чем и постарался немедленно сообщить в доступной мне форме. Даже смешно… Какая редкая безответственность: мама совсем недавно вышла из длительного декретного отпуска. А теперь, значит, опять — прощай, работа? Нет, это просто подло по отношению к Ее начальнику.

И потом, если принять во внимание Ее легкомысленное отношение к моему вскармливанию и воспитанию, нельзя не признать, что такая особа явно не подходит для роли многодетной матери. Ее жалкого материнского инстинкта маловато даже для меня одного.

День 31

Я предан! О, какое коварство! Нет, у меня просто дух захватывает от такой гнусной, немыслимой бессердечности!

Кажется, я совершенно ясно выразил свое отношение к Ее бессмысленному и несколько фантастическому намерению завести второго ребенка… И после этого у Нее хватило наглости сегодня разыграть передо мной следующую отвратительную сцену.

Она убедилась, что папочка тоже присутствует в комнате, потом посадила меня к себе на колени и сказала:

— Ну вот. У мамочки и папочки есть для тебя большой-большой сюрприз…

Вы уже знаете мое отношение к подобным вступлениям. Чтобы чем-то себя занять, я ковырнул в носу и подцепил там большую и твердую козявку.

— Да, — откашлялся папа. — Это действительно приятная новость.

Не подозревая, что надо мной собирается гроза, я вытащил козявку из носа и удовлетворенно засунул в рот.

— Так вот… — Она идиотски хихикнула. — Нет, лучше ты скажи. Он тоже хихикнул.

— Нет, ты.

Утомленный этой бессмыслицей, я сосредоточенно углубился в пережевывание козявки.

И вдруг как гром среди ясного неба:

— У нас будет еще один ребеночек! — выпалила Она.

У меня аж челюсть отвалилась. Полупрожеванная козявка выпала изо рта и повисла, покачиваясь, на подбородке.

— Да, — продолжил тему папаша. — У тебя появится братик или сестричка!

И Он лучезарно улыбнулся. И Она тоже лучезарно улыбнулась.

— Ну, — проворковала Она. — А наш малыш что на это скажет?

О, сколько бы я хотел сказать! Если б я только мог! Но пришлось ограничиться тем, что умеешь. Я выбрал из своего словаря самые страшные, самые грубые ругательства:

— Бух! Попа! Кака!

Она, как и следовало ожидать, неправильно меня поняла и метнулась за горшком…

К тому времени, когда Она вернулась, я уже знал, что делать.

Вот что:

Я ОБЪЯВЛЯЮ ВОЙНУ!

Число голосов: 18


Код для вставки на форуме:
Цитировать Имя
Марина, 01.09.2012 19:54:15
Просто супер!!! получила ни с чем не сравнимое удовольствие от чтения!!!!! дам почитать дочке, родившей мне ляльку.
Текст сообщения*
:) ;) :D 8) :( :| :cry: :evil: :o :oops: :{} :sick: :hard: :green: :cat: :asian: :yellow: :niger: :ok: :queen: :blind: :megafon: :king:
Загрузить изображение
 
Работает на "1C-Битрикс: Управление сайтом"
Материалы, представленные на сайте, взяты из открытых источников. Информация используется исключительно в некоммерческих целях. Все права на публикуемые аудио, видео, графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам. Если вы являетесь автором материала, и есть претензии по его использованию, пожалуйста, сообщите об этом.






Яндекс цитирования