Какой ребенок может стать жертвой школьной травли? Необязательно быть «ботаником» или «проблемным ребенком»

В издательстве «Питер» вышла книга журналиста и мамы троих детей Натальи Цимбаленко, которая подробно описала собственный опыт спасения сына от школьной травли. Сначала она рассказывала свою историю в социальных сетях, но ее посты стали так популярны, что стало ясно — тема очень важная и востребованная. В книге Наталья рассказывает, как отличить буллинг от рядового конфликта, что зависит от школы, а что — от семьи, когда стоит вмешиваться и есть ли юридическая ответственность за травлю. Chips Journal публикует отрывок из главы «Кто и почему становится жертвой буллинга?»  

«Мы даже не думали, что у такой активной и позитивной семьи, как ваша, могут быть проблемы с буллингом!» «Я учился в хорошей школе, и там травли не было, у вас, наверное, школа не очень». «Ваш сын не похож на ботаника — почему у него появились проблемы с одноклассниками?» — эти и еще миллион подобных фраз я слышала, когда после публикации нашей истории я встречалась с коллегами, журналистами, представителями властей. Понимаете, в чем сложность? Согласно стереотипу, травят только «ботаников», «лохов», «деклассированных элементов». На самом деле жертвой может стать кто угодно.

Петя был слишком скромным и тихим, с «детскими» интересами и увлечениями и этим «спровоцировал» такое отношение, ведь над ним можно издеваться, а он не ответит. А вот его друг Миша, на взгляд одноклассников, наоборот, слишком вызывающе себя вел. Мне придется повторить еще раз — это не конфликт, это травля. Искать причины в поведении жертвы бесполезно и даже вредно. Советовать ребенку, которого уже назначили на роль жертвы, «подумать над своим поведением» означает закрепить в нем уверенность, что он это заслужил. Потому что никакое его поведение ситуации уже не изменит. Роли уже раздали и закрепили. И чтобы понять, как с этим бороться, надо понимать, почему в детских коллективах возникает это деление на жертв и агрессоров.

Пик возникновения травли в детских коллективах приходится на подростковый возраст. Это трудный переходный период, когда ребенок попадает в новый, незнакомый мир социальных отношений — в сообщество взрослых. В это время ребенок переживает самый острый кризис идентичности. Он уже отделяет себя от родителей, но еще не нашел четкого и понятного ответа на вопрос — кто я в этом огромном, непонятном и местами пугающем мире? Собственно, самым простым решением в поисках ответа на этот вопрос является самоидентификация по принципу свой чужой. Пока ребенок маленький, круг «своих» для него ограничивается членами семьи. С началом социализации (детский сад, школы раннего развития) первым «своим» взрослым из «чужого» мира становится воспитатель/наставник. В школе это место занимают учителя, роль которых может быть даже более значимой в процессе самоидентификации ребенка, чем роль родителей. Именно учитель формирует у школьников картину «чужого» мира взрослых ценностей, тогда как родители/семья еще остаются образом «своего» взрослого.

Часто инициатором буллинга, особенно в начальной школе, становится сам педагог. Просто какой-то ребенок ему не нравится или чем-то его раздражает. Учитель, иногда совершенно неосознанно, дает остальным детям понять, что этот ребенок у нас «паршивая овца»... и понеслось.

Пассивное либо одобрительное отношение педагогов к ситуациям проявления агрессии позволяет легко зародиться травле. Агрессоры получают своего рода индульгенцию на свои действия (это нормально, так можно себя вести, мы же только шутим...). Да и для жертвы подобное поведение учителя означает, что что-то не в порядке именно с ней, а не с окружающими сверстниками.

Самые чудесные детки, ангелочки и лапочки переходят из садика в первый класс школы, и вдруг начинается жесточайшая травля. А меняется учительница, и травли как не бывало. Хотя она не проводит никаких специальных мероприятий, даже слова «буллинг» или «травля» могли не упоминать в разговорах с детьми. Как же так? Ведь дети не изменились. Но пришел другой взрослый, на этом этапе взросления автоматически обладающий необходимым авторитетом, и задал другие правила игры.

Психологи на основе многочисленных исследований буллинга в школах пытаются найти зависимость между определенными особенностями характера детей и вероятностью того, что они станут объектами травли, формируют так называемые группы риска.

Например, детей со слабым здоровьем преследуют чаще, особенно если хронические болезни повлияли на внешность ребенка (ожирение, диабет, ДЦП, гормональные патологии и пр.). Также проблемы в общении со сверстниками могут возникнуть, если ребенок чересчур замкнут или, напротив, отличается слишком импульсивным поведением. В действительности, буллинг может спровоцировать любая мелочь: внешность, не соответствующая моде одежда (погуглите такое явление, как «Поясни за шмот»), необычный акцент или говор, слишком непривычное хобби. Об этом же говорят и сами жертвы, когда вспоминают происходящее с ними.

Однако главной причиной практически все жертвы называют тревожность и неуверенность. Буллинг не начнется, если ребенок, не вписывающийся в сложившуюся в коллективе группу «своих», обладает высокой самооценкой, уверенностью в себе или в том, что у него есть защитники, причем такие, которые могут за него постоять именно на территории сверстников. Родителей (какие бы замечательные отношения в семье ни были) в качестве подобных защитников обычно не рассматривают. Именно потому, что для ребенка это разные миры, общество взрослых и окружение сверстников. На этом этапе они не соприкасаются. А вот старшие братья или другие взрослые родственники-мужчины, взрослые друзья, приятели из других коллективов (спортивные секции, творческие или музыкальные кружки), наставники/тренеры — все они при наличии высокого уровня доверия со стороны ребенка могут выступать в роли защитника.

Однако заниженная самооценка, неуверенность в собственной привлекательности могут быть не только спусковым крючком, но и результатом травли. Так, в значительной степени самооценка подростка формируется под влиянием отношения окружающих. Жертве травли постоянно, на протяжении длительного времени, приходится слышать обвинения. Постепенно она смиряется с тем, что все эти обвинения и оскорбления заслужены и действительно описывают ее индивидуальность. Если вам десять человек скажут, что сегодня понедельник, то вы всерьез засомневаетесь, действительно ли сегодня воскресенье. Если жертве не с кем нормально общаться или же у нее нарушены коммуникативные навыки, то справиться с оказываемым давлением очень сложно. И практически невозможно, если к давлению одноклассников подключаются взрослые.

Еще раз вернемся к простой мысли — жертва самостоятельно мало что может противопоставить буллингу. Дети-жертвы часто мечтают, что, завоевав популярность, совершив что-то великое, героическое и прекрасное, они тут же получат дружбу одноклассников. Не получат. Более того, это может быть мощным провоцирующим импульсом для начала травли. Например, известная голливудская звезда Натали Портман получила мировую известность после роли Матильды в фильме «Леон», будучи подростком. Но от ровесников ей, скорее, досталось за славу: из-за буллинга Натали переводили из одной школы в другую. Пока она не подала документы в Гарвард.

Какие из этого всего можно сделать выводы?

1. Выбор жертвы в детском коллективе напрямую не связан с личностью самого ребенка, его поведением, внешностью, характером, увлечениями и т. д. Поэтому любые переживания родителей на темы: что с моим ребенком не так^; что мы сделали неправильно^; мы попробуем приспособиться — отметаем сразу.

2. Учитель для школьников, особенно в младшем и раннем подростковом возрасте, априори является авторитетной фигурой. Если в классе зафиксированы факты буллинга (а мы говорили о том, что это всегда длительный процесс), это означает, что педагог не контролирует ситуацию в классе либо одобряет ее. Ситуаций, когда в буллинге виноваты все, кроме учителя, не бывает.

3. Вероятность появления буллинга в школьном коллективе очень высока просто потому, что это связано с естественными процессами взросления подростка. НО! Травля — это всегда патология развития. Поэтому вмешательство взрослых не просто желательно, оно необходимо. Когда вы видите симптомы болезни, вы вызываете врача. Травля — это болезнь коллектива. Само не пройдет. Зато может иметь очень неприятные последствия в будущем, причем как для жертвы, так и для агрессоров. Поэтому вмешиваемся в ситуацию без сомнений и колебаний, а также привлекаем всех нужных специалистов: юристов, психологов, учителей, инспекторов по делам несовершеннолетних и т. д.

Источник: https://chips-journal.ru



Код для вставки на форуме:
Текст сообщения*
:) ;) :D 8) :( :| :cry: :evil: :o :oops: :{} :sick: :hard: :green: :cat: :asian: :yellow: :niger: :ok: :queen: :blind: :megafon: :king:
Загрузить изображение
 
Работает на "1C-Битрикс: Управление сайтом"
Материалы, представленные на сайте, взяты из открытых источников. Информация используется исключительно в некоммерческих целях. Все права на публикуемые аудио, видео, графические и текстовые материалы принадлежат их владельцам. Если вы являетесь автором материала, и есть претензии по его использованию, пожалуйста, сообщите об этом.






Яндекс цитирования